Сегодня в своем любимом Instagram натолкнулась сразу на пару дискуссий по поводу билингвизма. Психолог Лариса Суркова, которая очень-очень интересно пишет о детках, поддерживает билингвизм. Филолог Мария Елисеева, создавшая собственный курс для раннего обучения английскому, твердо уверена, что от билингвизма одна лишь польза. (Кто заинтересовался, может поискать их профили в Instagram, я не пропагандирую и не рекламирую, просто оба профиля мне лично дают много полезной информации – как раз по детской психологии и по обучению языку соответственно.) В итоге в комментариях настоящий «холивар», битва титанов, матери разделились на два лагеря и спорят, что же лучше для наших детей.

Так почему же у билингвизма столько противников? Почему люди считают, что ранее обучение языку тормозит речевое развитие и приводит к логопедическим проблемам в будущем? Наверное, потому, что всегда находится очень «компетентный» человек, который считает, что мама, говорящая по-английски с двухлетним ребенком, во-первых, выделывается. А во-вторых, забивает ему голову ненужной информацией и мешает развиваться естественно.

О себе скажу, что меня абсолютно не напрягает то, что люди могут на улице обращать внимание на нас с Ясей, когда мы болтаем на английском. Точнее, когда я болтаю с ней, а она отвечает. (Ведь отвечает же уже!) Или когда она идет и во весь голос песни распевает типа «ABC» или «Twinkle, twinkle, Little star…». То есть, я не стесняюсь, и в общественных местах на русский не перехожу. Ну, в большинстве случаев. Хотя уже появились моменты, когда мысленно приходится нажимать «Ctrl+Shift» и вслух говорить по-русски. Народ на улице, конечно, внимание обращает. Нет, мы не орем демонстративно, чтобы все вокруг слышали, какие мы крутые и продвинутые. Просто прохожие иногда оборачиваются с улыбкой, кто-то вопросы задает даже, особенно другие мамочки в парке. Такое внимание всегда вызывает позитивные эмоции – люди не набрасываются на тебя с критикой и не рассказывают, что ты больная мать, которая достает дитя непонятно чем.

Я вообще до недавнего времени старалась говорить с Ясиком исключительно на английском. Только в последние месяцы – три-четыре – приходится переходить на русский в определенных ситуациях.

Первый неприятный опыт, связанный с критикой от посторонних нам людей, мы пережили в детской поликлинике. Причем, пока стояли в очереди к любимому и уважаемому многими местному лору, никто и внимания на нас не обращал. Может, и обращали, конечно, но ничего не говорили. Большинству мам сопливых котят было просто не до чужой болтовни. А те, кто слышал наш английский диалог, просто улыбались тихо, да и все. И вот заходим мы к врачу, Яся в крик, и я успокаиваю ее тихонько на ушко на английском. И тут наш любезный специалист вдруг начинает ни с того, ни с сего читать мне лекцию о вреде лишнего языка. Про нескончаемые сопли не сказал ни слова, только антибиотик выписал в нос. А все остальное время, пока мы находились в кабинете, он рассказывал мне, что этот вот весь билингвизм – это бред. Что ребенок не врубается, что я ей говорю, то есть, вообще. Что я забиваю ей голову лишним языком, поэтому она и не говорит у меня в 2,2. (А она тогда говорила очень мало, хотя «фидбэк» (отдача) от нее был колоссальный, и она, лиса, все понимала, только говорить ленилась.) А когда я пыталась просто аргументировать свою позицию наличием весьма положительного опыта у наших друзей, доктор мне просто сказал, что бред это все. Так вот. После этой истории я очень настороженно отношусь к чужим с их мнением. Нет, я не боюсь их и все так же не стесняюсь. Но там, где подразумевается мое общение с Ярославой и чужими людьми (в той же поликлинике), я предпочитаю переходить на русский, чтобы не слушать лишний раз лекции на тему развития речи вместо адекватных консультаций по теме визита.

Из опыта друзей я вижу, что речевое развитие – это очень и очень индивидуальный момент. И оно совершенно не зависит от того, билингвален ли ребенок или говорит только на одном языке. Я сама заговорила рано, мама рассказывала, что я пошла в сад в 1,5 и, когда она забирала меня из яслей, я могла рассказать, как прошел день. Моя сестричка, наоборот, решила с болтовней не спешить, а вот ее дочурка Даринка в 2 года говорила сложными предложениями, хоть и на своем, милом малышовом языке. Я уже рассказывала о малышке Владе, которая пример для нас, и которая «шпарила» на двух языках легко в год и 10 месяцев. Ну не зависит то, когда ребенок начинает говорить, от количества языков! Наверное, это стоит запомнить раз и навсегда тем, кто опасается за хорошо поставленную речь своего чада и раздумывает, учить второму (третьему и т.д.) языку, или подождать 5 лет, когда, говорят, родная речь, полностью сформирована.

Только вот в 5, да даже в 2 года, ребенок может просто не захотеть учить язык. Даже если мама танцует с бубном, картинки показывает и в игры поиграть приглашает. Детка просто скажет ей: «Не говори со мной так». И все. Придется откладывать до более благоприятного момента. Когда сам захочет. Или когда школьная программа не оставит другого выбора.

_DSC0388 3

У нашей Ярославы просто не было шансов на сопротивление. В 8 месяцев она не знала, что можно не хотеть общаться с мамой. У нее не было выхода. (За кадром звучит материнский демонический смех.) И почему-то мне кажется, что сейчас ее это абсолютно не огорчает.

comments powered by HyperComments