Не впервые я собиралась на интервью с известным и состоявшимся мужчиной, но в этот раз волновалась. Ведь, слушая каждое утро Сергея Кузина по радио, хорошо знаю, как иронично ко всему серьезному (с точки зрения большинства) он относится. В начале беседы мои опасения оправдались, но дальше становилось все легче и интереснее. Взгляд на отцовство опытного, но абсолютно неконсервативного папы — такой «подзаг» я поставила бы для нашего разговора.

— Сергей, вашим старшим детям 23 и 24 года (дочь и сын от первого брака — ред.), а младшей дочке четыре.

— Пять будет в апреле.

— Как это — в зрелом возрасте стать отцом? Что изменилось?

— Когда тебе 24 или 34… и когда тебе 48, столько мне было, когда она родилась Ариша —то, естественно, все по-другому воспринимаешь. Больше опыта, и все вещи, которые казались не такими важными, когда тебе самому лет не очень много было, и еще очень много вещей, которые, как тебе казалось, ты хотел бы сделать… Семья и обязанности, с этим связанные… сейчас, конечно, понимаешь, что приоритеты надо расставлять по-другому.


Kuzin (13)

— Мне известно, что вы присутствовали на родах Арины. Ходят разные мнения, стоит ли мужчинам видеть этот процесс…

— Я не пытаюсь быть объективным и, в принципе, советы давать, как по мне, дело ущербное, если не сказать — глупое. Каждый выбирает по себе женщину, религию, дорогу, в том числе — и такую простую или сложную вещь, как присутствие на родах. Я посчитал это нормальным. Не могу сказать, что мечтал на них присутствовать, но так получилось, что я был вместе с Алиной, когда начались схватки и помогал ей, как мог. Морально и просто находясь рядом. И это помогло. Она чувствовала себя спокойней, уверенней. Когда начались роды, я просто не стал уходить и видел все. И для меня ничего не изменилось. Есть много мнений, что не стоит мужчине видеть процесс рождения ребенка, что это накладывает определенный отпечаток на романтичную составляющую отношений… Я теперь абсолютно не представляю любую мужскую нагрузку или проблему, которая хоть как-то отдаленно напоминала бы о том, что чувствует и выдерживает женщина во время родов. В этом смысле я точно получил, а не потерял. Это счастье мы испытали вдвоем.

Kuzin (3)

— Ваша старшая дочь Даша — социальный работник. Ездит по миру, волонтерит, хочет работать в структурах ООН. Вы абсолютно спокойно относитесь к выбору профессий вашими детьми? Не волнуетесь, что дочь, например, ездит в Африку помогать бедным?

— Даша в 18 лет была волонтером в Кении — в том месте, где появился так называемый обезьяний СПИД. Работала там учителем английского для этих ребятишек… Конечно, страшно. Но я не считаю возможным в диктаторском ключе влиять на выбор детьми своего ремесла или профессии. Мне кажется, что они это должны делать сами. В этом смысле мне повезло. У меня не было проблем с тем, чтобы ребенку рассказывать, как надо. Мы выбирали из тех вещей, которые они уже сами хотели.

Дочь всегда хотела быть социальным педагогом, социальным работником. Она пока не работает в ООН. Сейчас Даша в Лондоне, и у нее есть неблагополучные семьи, с которыми она работает. И говорит, что счастлива. Я иногда удивляюсь ее этому выбору, но, безусловно, очень уважаю.

Так же и с Женей (старший сын — ред.) — он сам выбрал свою дорогу, в переходном возрасте перепробовал несколько путей. В сентябре закончил Оксфордскую группу университетов и сейчас работает в интернете — коммуникации, SEO. Это его хлебушек.

Kuzin (21)

— В Украине очень часто успешные и знаменитые родители всеми силами вводят детей в светскую жизнь, делают из них звезд. Вы, в частности, как продюсер могли бы обеспечить старшим детям карьеру, популярность. Никогда о таком не задумывались?

— Никогда в жизни! С моей точки зрения, вот это введение в шоу бизнес — это, в первую очередь, очень серьёзная психологическая нагрузка на ребенка. Во-вторых, само понятие «соревнование талантов» — оно убого, ущербно… Как человек, который имел отношение к реалити-шоу, могу говорить уверенно, что слезы детей и эти безумные мамы, которые считают, что счастье заключается в том, чтобы получить золотую банку, а не серебряную или жестяную — это кошмар.

Хотя Ариша не боится публики — недавно на рок-концерте спокойно вышла на сцену и танцевала. Но это было ее желание. Она ничего не пела, просто вылезла на сцену и давай танцевать вместе со всеми. Поэтому хочет — пусть танцует, а не хочет — пусть не танцует. Она живет в смешанном мире. Дочь хочет быть доктором-певицей. Станет что-то из этого частью и смыслом ее жизни — помогу безусловно. Тем более, что все для этого есть. Станет доктором, как мама — замечательно! Мой принцип прост, как мычание — хочу, чтобы Ариша была счастливым человеком. Вот и все.

А шоу-бизнес, тем более — в нашем конкретном отдельно взятом случае, это такое королевство кривых зеркал, эти звезды… смешно просто.

Kuzin (16)

— А для вас важно, какую Ариша музыку слушает? Как-то уже влияете на ее музыкальный вкус?

— Лишь бы он был (смеется — ред.). Ни в коем случае не пытаюсь сказать ей, что рок-н-рол — это хорошо, а поп-музыка — плохо. Ведь в поп-музыке есть гигантское количество потрясающих исполнителей и артистов. И вообще музыка не бывает только хорошей или плохой.

Помню свое убитое детство — ходьба с папкой на сольфеджио, потом хор, потом музлитература. Я ненавидел музыкальную школу, воспринимал, как нацистский лагерь какой-то. Пока не поставил условия, чтобы купили гитару, либо я бросаю на хер это фортепиано, сами вы на нем играйте. Этот компромисс мои родители сподобили, поэтому в конце концов закончил эту долбанную школу (смеется — ред.). Конечно, я потом говорил «спасибо». Но прошло достаточно много времени, прежде чем я это осознал.

Kuzin (9)

— Родители всегда должны идти на компромисс с детьми?

— Нет, конечно. Это очень личное. Каждый из нас чувствует, когда стоит поднажать, а когда стоит отпустить и пусть плывет по воли волн. Поэтому я не очень уважительно отношусь к книгам по детскому воспитанию. Не то, что я не признаю их авторитет… Есть опытные авторы, которых, думаю, надо читать, вникать, разбираться. Но главное должно быть между вами и вашим ребенком. Я сторонник, в хорошем смысле, анархизма, не бездумного и беспредельного, отрицания или нигилизма каких-то ценностей, важности семьи и воспитания как такового. Но я антимакаренко, антисистема, пять букв через два часа, стишок и дебилизм из табуреток для гостей. Я бы избивал за табуретку. Захочет — само залезет, само споет. Не надо заставлять, пусть бегает, играет. У детей есть огромное количество задач, у них отличные мозги, в отличие от взрослых, они неиспорченные, они лучше нас. Мы рождаем идеальных людей, а потом портим их… Поэтому не лезьте туда, куда не надо. Разберитесь со своими ошибками и не учите им детей.

Kuzin (20)

— Вы — очень занятой человек, жена работает плюс дочка маленькая. Вам удается найти время на вас двоих, на игры с Аришей?

— Это большая проблема. Объективно — самая большая проблема. К сожалению, мы в такой гонке, что не можем реально уделить достаточно внимания. Алина просто с дочкой работает. Берет с собой на работу, потом — детский садик, потом — на какую-то развивалку. И все промежутки Арина рядом с мамой, а я налетаю, как коршун, с игрушками по вечерам. В выходные забираю дочь в бассейн, она меня доит на максимальное количество катаний на своих любимых пони. Но это кусочки счастья, вот и все.

Kuzin (101)

— Идеальный семейный день — какой он для вас?

— Я лично люблю поспать (смеется — ред.). Не могу выспаться. Поэтому я при первой же возможности пытаюсь соскочить и выспаться. Не знаю, как мужики по пять-шесть часов сидят, игрушки перебирают, у меня крыша едет. Тем более, Ариша активная такая. В основном, я лежу на ковре, а она вокруг меня выстраивает замки, задачи мне ставит, я на это все как-то реагирую, но ее устраивает.

— Что для вас значит «быть хорошим отцом»?

— Никогда об этом не думал, не парился по этому поводу. Могу сказать, что осознанно делаю только одну вещь — хочу, чтобы дочь росла сама собой. Не моей копией, не копией Алины или бабушки. Я совершенно не убежден, что все делаю правильно и что так надо. Просто знаю, что я точно разберусь со своим ребенком и постараюсь сделать его счастливым человеком.

Любить их надо, да и все. Целовать и обнимать. Потому что вырастут — и все. Недоцелованный, недолюбленный ребенок — хуже некуда!

Kuzin (23)

— Последний вопрос мы задаем всем нашим героям. Какой основной урок из своего отцовства вы вынесли и можете им поделиться?

— Урок в том, чтобы любить ребенка любым — вредным, капризным. Ни на секунду не забывайте о том, что в вашей жизни нет ничего важнее. Да, это очень банальная фраза, может, у вас читатели очень молодые и эта фраза для них звучит пока еще немножко отстраненно. Но я хочу сказать им, что пройдет время, случатся в вашей жизни успехи, карьерный рост, откроются ваши двери счастья… Но если это счастье не будет связано с детьми — это не будет счастье. Совершенно не важно, будет ли ваша дочка богата, выйдет ли она замуж за миллионера или сына директора нефтегазовой компании. Если ваш ребенок будет самодостаточным человеком, то вы будете им гордиться вне зависимости от того, какую должность он занимает. Это будет ваш самый лучший ребенок в мире. Просто поймите, что это — единственная первостепенная вещь. Единственная. Все остальное — безоговорочная полная херня.

Фото Rotsed Studio

comments powered by HyperComments