Facebook – поразительная вещь. Чтобы познакомиться с человеком, ты можешь долго к нему присматриваться, читать, смеяться с его постов, говорить, какие красивые у него или нее дети… А потом вы встречаетесь в реале и уже знаете о друг друге больше, чем одноклассники, с которыми училась 10 лет. Так у меня произошло с Ксенией Букшиной – мамой двоих чудных детей, главным редактором издания natali.ua и основательницей интернет журнала Pro Mum.  Мы встретились утром, в Milk Bar, и я очень хотела сделать интервью, но у нас получилась беседа на 2 часа, да такая, что Ксения чуть не опоздала на работу, а я в окрестностях потеряла мужа и ребенка

А. — Кто такая хорошая мама?

К.- Хорошая мама — это утопия, несуществующий персонаж. Потому что мама — это человек. Со своими трещинами, ранками и тараканами в голове. И это ни хорошо, ни плохо. Стараться делать счастливым ребенка и быть счастливой самой — этого, как по мне, вполне достаточно.

А. – Ты считаешь, что все дети должны быть запланированы? Мама должна много читать и загадывать наперед, как все будет ?

К. – Мои дети запланированы. Конечно, это хорошо, когда родители готовы, когда они хотят этого. Особенно, когда мужчина хочет ребенка – это, по моему мнению, самое важное. Ведь есть такая правдивая фраза: «Мамами рождаются, а папами становятся». У женщин желание иметь детей заложено природой, у мужчин такой привелегии нет. Кстати, существуют исследования, подтверждающие, что у мужчин, когда рождаются дети, как и у женщин, выделяется гормон окситоцин, что вообще не характерно для их природы. Именно этот гормон “привязывает” людей к своим детенышам.  

Да, очень хорошо, когда ребенок приходит в мир, а его ждут. Но все мы знаем, что разные истории бывают, не все подвластно человеку.

А. – Ты обоих детей рожала в роддоме?

К. – Меня не пугает идея родов на дому, но рожала в роддоме.

А. – В Украине вообще разрешены роды дома?

К. – Нет, у нас это запрещено. Как делают люди – рожают дома, а потом приходят в роддом и говорят, что не успели доехать до роддома

А. – За границей, насколько я знаю, даже если это официально домашние роды, под домом дежурит «скорая» и потом родителей с ребенком все равно везут в роддом, чтобы обследовать.

К. – Да, на дом обязательно приезжает акушерка и специальная бригада. В Голландии вообще домашние роды – это норма. У них и в больнице роды максимально естественные. Там их принимает не доктор, а акушерка, с которой мама общалась на протяжение полугода до этого, готовилась к родам – это уже почти родной человек. Через 4-8 часов после родов маму отпускают домой, считают, что домашняя обстановка положительно сказывается на здоровье и состоянии мамы и ребенка. Потом та же акушерка приходит к тебе домой сначала ежедневно, потом каждые 2-3 дня, а потом мама уже все умеет сама.

А. – Я боялась, наверное, не так боли, как вмешательства докторов в процесс. Не могла расслабиться. На вторые роды надо как-то довериться Вселенной.

К. – То, что ты уже готова к естественным родам и анализируешь свою ситуацию с кесаревым сечением – уже хорошо.

А. — А как ты относишься к эпидуралкам?

К. – Плохо. И на это у меня есть объективные причины. Ну, во-первых, если верить статистике, то в некоторых случаях, достаточно редких, но все же, бывают осложнения, а одной из 20 женщин эпидуральная анестезия не помогает. То, что в эпидуралке нет прям такой необходимости, можно объяснить на простом примере. Когда женщине на 5-6 см раскрытия кажется, что уже все, она не может терпеть, и врач делает анестезию, ей нужно на некоторое время взять себя в руки и сидеть не двигаясь. И у нее это получается. То есть она могла бы контролировать процесс и без этого укола. Важно помнить, что роды – это естественно. Боль – индикатор того, что все идет хорошо. Если у женщины началась родовая деятельность, но совсем болевых ощущений – это скорее отклонение, а не наоборот. Обезболивать роды – не совсем правильно, с моей точки зрения.

DSC_2076

А. – Есть разница между первыми и вторыми родами? Мне кажется, во второй раз уже не так страшно, хотя бы понимаешь, чего ждать дальше.

К. – В первый раз действительно было дольше и тяжелей, что вполне физиологично. Я плохо помню, что было в самом конце. А во второй раз как-то все очень гладко и быстро прошло. Только на секунду пронеслась мысль: «Как я могла снова на это согласиться?», но тут же пропала. Через несколько часов после родов раскладывала в палате вещи, протирала тумбочки и писала рабочие письма. Главное помнить, что самые важные люди в родах — не доктора, а мама и папа. Мой муж мне очень помогал. Не просто “сходил на роды”, он рожал со мной.

А. – Нужно быть уверенными в себе, когда идешь на роды. Я так не могу, я мнительная очень. Не знаю, верила ли я в себя в тот момент.

К. – Да, самое главное – это вера и любовь. На этом все держится. В детей нужно верить. Когда моя дочка приходит ко мне и говорит, что кто-то сказал, что она — не принцесса, я убеждаю ее в том, что она самая лучшая и она та, кем хочет быть в данный момент. Это работает и в 4 года, и в 24, и в 34. То, что сказали родители – это истина и его картина мира в будущем. То, что вкладывают ребенку в голову, станет его внутренним голосом. До 7 лет ребенок не сомневается в том, что ему говорят мама и папа. Родителям не нужно бояться показаться плохими в глазах других людей, важно делать то, в чем нуждается именно твой ребенок. В разумных пределах, конечно.

А. – Да, этот вопрос «удобства» для других людей, когда родители жертвуют интересами собственного ребенка, чтобы угодить кому-то. Забирают у своего ребенка игрушки и отдают их другим…

К. – Я вот на днях вышла гулять с двумя в парк возле дома. Насмотрелась на родителей, которые обзывают своих детей из-за того, что те не хотят делиться лопаткой или еще чем-то. На площадках какой-то отдельный мир. Многие девочки зациклены на детях, и это не идет на пользу никому. Все эти «мы покакали» и «мы покушали» — это с одной стороны естественно, так как ребенок, действительно, очень крепко связан с мамой. Но когда я вижу, как мама тащит в руках двадцатикиллограммовго пацана, который просто застонал «мам, я устал», меня пробивает озноб. Вообще мальчику нужен в первую очередь достойный пример, его может дать только отец. С этим вообще отдельный вопрос. Это может дико звучать, но совсем недавно отцы стали чувствовать себя полноценными родителями. До этого за редким исключением командовали парадом мамы и бабушки. Возможно, это началось тогда, когда мужчину, наконец, пустили в роддом. И стало понятно, что папа может участвовать в воспитании полноценно, а не “включиться”, когда ребёнку семь лет, и его можно взять с собой на футбол. Сейчас для ребенка есть отец как полноценный пример.

DSC_2085

С девочками по-другому, им не нужно навязывать, что они должны быть сильными и тянуть всё на себе. В них нужно растить и лелеять женщину. Своим примером в том числе.

А. – Да, наконец-то пришел момент, когда женщина готова признать, что ей сложно. Не нужно все тащить на себе, нужно научиться доверять своему мужчине. Но как ты считаешь, маме стоит работать или нет?

К. – Мне кажется, работа – это вообще хорошо. Независимо от того, какого ты пола, и сколько у тебя детей. Когда у тебя горят глаза, когда нравится то, что делаешь, когда вечером есть, чем поделиться с любимым человеком – это прекрасно. Я придерживаюсь мнения, что маме необязательно находиться с детьми круглосуточно. Когда я думала над предложением развивать проект natali.ua, младшему ребенку было всего 5 месяцев, и решение о том, чтобы воспользоваться этим шансом мы приняли с мужем вместе. Нам еще и очень повезло с няней – я долго и сложно ее искала, но когда нашла Ту Самую, сразу почувствовала это.

А. – А какие методы воспитания у вас дома? Я, например, могу иногда даже крикнуть на Еву. Такое допускается у вас?

К. – Да, иногда кричу. Но это уже крайняя мера. Крик — это бессилие, отчаяние. Мне кажется, все можно объяснить словами. Но бывает, что ты 100 раз повторяешь одно и то же, а тебя не слышат, в этот момент опускается пелена на глаза, ты перестаёшь себя контролировать. Но, повторюсь, это крайность. И всегда извиняюсь перед дочкой за то, что повысила голос.

А. – Мне кажется, это нормально. Мама же не машина…

К. – Да, сейчас, к счастью, появилось много ресурсов, в том числе и твой, которые помогают позиционировать маму как живого человека и объясняют, что быть мамой– это не идеальная степень развития женщины, у тебя не вырастают крылья и не настигает вселенская мудрость. Старание быть идеальной обязательно сказывается и на психике ребенка, кстати. Мне нравится, что сейчас все в открытую говорят, что существует послеродовая депрессия, что любовь к ребёнку не сразу может случиться, что сложно морально и физически…

А. – Сейчас какой-то тренд на экзистенциальность – люди сначала пытаются прийти к идеалу: и физически, и внутренне. А потом все становятся экзистенциалистами и решают, что стремиться к совершенству – это не для нас. И на обложках спортивных изданий появляются plus size модели… Наверное, мы дошли до какого-то пика. Я еще беременной чувствовала себя хреновой мамашей☺

К. – Я когда была беременной, 5,5 лет назад (мне тогда было 23), многое было по-другому. Информации тоже было много, я с головой ушла в подготовку к родам. Но эта информация была, скорее, о том, что и как делать, а не о том, что ты чувствуешь и что тебя ждёт в последствии.

DSC_2078

А. – Я так понимаю, что роды у тебя проходили легко. Тебе нужно писать об этом девочкам, объяснять им, что это не страшно.

К. – Да, я начала писать об этом колонку, но все никак не могу закончить. Мне кажется, что подготовка к рождению ребёнка должна быть внутренней и внешней работой над собой.

Страшно и сложно не рожать, а воспитывать потом, осознавать, что в твоих руках судьба и жизнь человека. И твоя картина мира формирует его картину мира, ты формируешь процентов на 80-90 его личность.

Мне в свое время повезло –я чудом попала на курсы к матери пятерых детей. Там говорили и о домашних родах, но это такая, скользкая тема, не моя, наверное. То есть сам принцип мне очень нравится, но мне кажется, что сейчас в роддомах все приближено к домашним родам: можешь рожать стоя, сидя, делать что угодно.

А. – Даже то, что после кесарево ребенка относят отцу, а не просто забирают его куда-то на 3 дня – уже большой прогресс. Наконец-то пришло понимание того, что ребенку нужно человеческое тепло, когда он появился на свет.

К. – Да, это действительно очень важно.

Так вот, на курсах, преподаватель и мать пятерых детей сказала одну важную фразу: «Если вы думаете, что только вам плохо во время родов, вы сильно ошибаетесь.” Ребенок испытывает такую же боль, и он не может понять, что с ним происходит. Плюс ко всему – он не является инициатором этого процесса. Ты готовилась, пришла к тому, чтобы осознанно стать матерью, а он не был готов и не знает, что с ним будет происходить дальше.

А. – Ты как мама и мальчика, и девочки, разделяешь для себя модели воспитания? Есть ли разница в этом нелегком деле?

К. – Да, материнство с мальчиком – это отдельный мир. Моя дочь – это дама-драма, она родилась с вопросом на лице, и до сих пор задаёт нам жару каждый день, а у сына легкий характер, хоть он очень активный парень.

А. — Что тебя больше всего удивляет в родительстве?

К.- Удивляет то, как быстро ребенок растет и развивается. Когда слышишь это от кого-то — подобные слова кажутся жутко банальными. Но только испытав на собственной шкуре, понимаешь, что видеть взросление своих детей — это просто Космос. Вчера ты давал первую ложку каши, приучал к горшку и впервые отводил в детский сад. А сегодня твой ребенок самостоятельно одевается, говорит по телефону со своими друзьями и рисует твой портрет. Это стоит любых седых волос и бессонных ночей.

А. — Есть вещи, которые тебя напрягают в роли мамы?

Мне часто не хватает терпения, чтоб сидеть два часа рисовать картину, лепить или клеить что-то. Я страшно не люблю делать поделки и всякий хенд-мейд, мне это с детства тяжело дается. Поэтому это — не мое точно. Мне сложно безвылазно сидеть дома с детьми. Если мы остаемся втроем с ними, стараюсь придумать какие-то занятия, пригласить гостей или куда-то поехать вместе. Рутина делает из меня недовольного и вечно бурчащего персонажа. Которого сама в себе очень не люблю.

А. – А как тебе с работой? Очень сложно все успевать?

К. – График у меня, конечно, бешеный. Мне кажется, я каждый день вижу новые морщины в зеркале, но мне очень нравится моя работа. Мне нравится работать над форматом natali.ua, он теперь более молодежный, для думающих девочек. Наш журнал нужно читать, а не листать. Потому работа очень интересная. Я мечтала об этом, потому и вышла на работу так рано.

DSC_2082

А. — Какие табу ты для себя выделяешь в воспитании детей?

К.- Однозначное табу — это унижение ребёнка, физическое насилие. Также не приемлю сравнений, сюсюканий, высмеивания. Я поняла для себя, что к ребёнку нужно относиться как ко взрослому с самого рождения. Понимать особенности, допускать отличия, прислушиваться к желаниям. Но также важно не наделять свободой и ответственностью не по возрасту. В общем, быть родителем — это прям супер скил. Не иначе)

А. — Что самое важное родитель должен дать ребенку?

К. — Уверенность в себе. Знания и способности, безусловно тоже в первых позициях списка. Но вот это ощущение про “я все смогу” — оно из детства. И от родителей зависит, придется ребенку бороться с миллионом комплексов и заморочек из детства, или нет. Мне постоянно хочется наобнимать детей, наговорить им столько важных слов, чтоб эта любовь помогала им по жизни.

Ксюша побежала на работу, покорять новые вершины и делать этот информационный мир лучше, надеюсь, что мы сделаем с ней еще не одно интервью или даже совместный проект, которым я обязательно поделюсь с вами.

comments powered by HyperComments