Помните цитату из «Ешь, молись, люби»?

«Завести ребенка — это как сделать татуировку на лице. Всерьез и надолго.»

Вот бывает такой момент … идешь ты по улице. Из банка/магазина/еще чего-нибудь (это называется «мама пошла гулять» и котируется как личная прогулка). И вот идешь ты и ешь ромовую бабу/шоколадку/куриную ногу (подчеркнуть нужное или подставить свое). Ешь ее прямо из пакета, на котором еще ценник из супермаркета. И цель — доесть ее до того, как дойдешь до дома. Потому что это некий момент уединения с собой. И чувствуешь себя вообще не гламурно и не сексуально и не на лабутенах тем более. А больше напоминаешь себе школьника, который со школы домой возвращается и точит бутер по дороге, который не успел на перемене съесть.

И грустно в этот момент очень-очень, потому что не так себе этот день планировала еще вчера, а собиралась с сегодня стать вегетарианкой/веганом/сыроедом/буддистом, а не эту булку точить. И помедитировать утром, а перед этим йогой позаниматься, а потом … не так все планировалось. И не первый раз уже. И тут идешь и видишь какашку. Такую смачную какашку посередине улицы. И вспоминаешь о них же самых в песочнице, в которой твой единственный-родной-волшебный-неповторимый малыш играет чуть ли не каждый день. И вспоминаешь о том, что есть на этом свете красивейшие острова, голубые океаны, высокие горы и вежливые водители. И еще много-много прекрасного, но оно там, а тут перед тобой какашка. И хочется так встать и поплакать, но как-то неудобно, потому что социально это странно и не очень хочется сейчас еще более странной себя чувствовать. А кроме того, ночью ты уже поплакала. Где-то эдак в четвертом часу. Потому что начиная с часу ночи тебе крутили соски маленькими пальчиками, били ногами в нос и чесались, потому что дерматит, а ты эти ручки ловила и уговаривала не чесаться, хотя смысл … И смешение злости, жалости к себе, жалости к ребенку, невысказанные претензии и диалоги с мужем и всеми, кому чего недосказала, чего хотелось. И вот стоишь ты перед какашкой на улице и думаешь «Да что ж за …» (тут вставить нецензурную лексику в меру своей фантазии).

И вот тут в этой точке. В такой какой-то крайней точке. Вдруг случается принятие. Оно могло не случиться, но вот случается. Принятие себя. Вот в этом. Потому что на самом деле неважно вообще что происходит. Неважно очень все замечательно в жизни или полный абзац. Неважно ты гламурная девица на Мальдивах или бедуин у пересохшего русла в Африке. Это ты. И это твои реакции. И они не неправильные. Они твои. Что-то недопрожитое всплывает и проживается вот так. Так, как умеется.

И на самом деле в этом принятии не становится ясным и известным светлое будущее или универсальный способ растить ребенка. Не становится ясным даже что готовить на обед. Но приходит умиротворение. Которое может уйти через пару минут. Но эти пару минут прекрасны.

И эта татуировка на лице. В нее снова влюбляешься. Хоть иногда и хочется ее не видеть. В эти моменты, если получается, не нужно смотреть, а отдохнуть от нее, чтобы потом вновь поразиться своей везучести, что она у тебя есть. Спасибо за то, что есть. Спасибо за то, что выбрала меня. У мам очень разные реальности, хоть и говорят все, что одинаковые дни и узнают себя в описаниях и фото. У кого-то девочка, у кого-то мальчик, у кого-то абсолютно здоровый красивый ребенок, а у кого-то нет, кому-то помогает целая толпа, кто-то сам один с собою. Но это все не зря. Каждый миллиметр не зря. Все это — шанс для каждой. Шанс вырасти, хоть на чуть-чуть. Шанс увидеть бревно в своем глазу. Шанс наладить контакты с родом, быть более осознанными, научиться любить. И любить. Мне кажется каждый ребенок по сути учит родителей одной вещи. Любить. Вот очень-очень сильно. Себя, ребенка, жизнь, близкого человека. Безраздельно, бескорыстно, безусловно. Любить.

Иногда, чтобы любить, бывает нужно вдохнуть. И выдохнуть. Присесть, отжаться, помолиться. И любить. Так, как можешь. А ты можешь это очень хорошо.

Потому что на самом деле неважно есть ли у тебя ребенок или нет. В подобные состояния ты бы рано или поздно попала. На работе, с друзьями или любимым. И это только твой путь. А ребенок — он, пока маленький, индикатор того, что с тобой происходит. И все, что происходит — правильно. Потому что для всего есть место. И все пройдет.

comments powered by HyperComments