Есть люди, мудрости которых остается лишь завидовать. Они прошли целую жизнь, и теперь готовы делиться своими победами и поражениями с другими. Сегодня мы расскажем о бесценном опыте мамы дочерей-близнецов, одна из которых однажды пришла и сказала: “Мама, я буду жить с девушкой”.

Я поздно стала матерью, лишь в 36 лет у меня появились дочери, зато сразу две. Они были долгожданными и поэтому очень любимыми. Именно любовь помогает матери понимать своих детей и помогать им взрослеть.

Моя мама была хорошей мамой, если учитывать только одну сторону заботы. То есть, обязанность кормить, одевать и обеспечивать быт. Но, как большинство матерей советского периода, она не понимала, что мама должна быть другом и проводником для детей в этом мире, полном соблазнов и опасностей. Когда взрослела я, главными словами моей мамы были «нет» и «нельзя». Таким образом она защищала свою нервную систему от стрессов, неизбежных при воспитании. Зная, чего я была лишена и сколько ошибок в жизни могла бы избежать, я решила, что буду прежде всего другом своим дочерям. Я постоянно ставила себя на их место и думала, что буду чувствовать при той или иной реакции. Часто было сложно. Ведь я почти обо всём узнавала первой. Но мне помогали любовь и принятие.

Еще одной трудностью было то, что отец моих девочек погиб, когда они были совсем маленькими, а потому мы жили втроем в женском царстве. Девочкам не хватало мужского внимания, им было трудно от того, что папы, который так их любил, не стало. Мои девочки в какой-то степени даже боялись мужчин, потому что не знали их, не доверяли им.

О нетрадиционной ориентации дочери я знала сразу, она мне все рассказала. Я просмотрела ее страницу в Фейсбуке и все поняла.

Я понимала, что увлечение моей А. девушками – это поиск того, чего требуют гормоны и страх перед неизвестностью, которой для нее были мужчины. Женщины для А. были более понятными существами, потому в них она и влюблялась. Я не видела ничего плохого в общении дочери с людьми другой ориентации. Я понимала, что ей это нужно. Я была готова разбираться с любыми извращёнными мыслями и ошибками – спокойно, без паники, задавала много вопросов, чтобы получить полное представление о картине, а потом ненавязчиво исправлять, давать какие-либо советы. Я видела, где проблема, а где влияние среды. И ни разу не ошиблась.

Чтобы помочь дочери понять, кто она на самом деле, я согласилась на отдельное проживание. Я оплачивала ей и ее девушке квартиру. Остальной быт они строили сами. Я понимала, что в таких условиях они гораздо глубже познают друг друга, и это лишь во благо моей дочери.

Я всегда одобряла выбор обеих моих девочек – я учила их разбираться в людях и они усвоили эту науку. Бывали разные случаи, когда, например, девушка моей дочери «заигрывалась в парня», но это все лишь помогало моей девочке лучше узнать себя и проверить чувства.

Я никогда не ревновала их к избранникам, у каждой мамы должны быть свои друзья и увлечения, которые займут ее, когда дети выпорхнут из гнезда. А они обязательно это однажды сделают. Дети ведь как птички – вырастил, выкормил, научил летать и отпустил.

Я счастлива, что у меня налажен контакт с дочерьми – они всем со мной делятся в первую очередь. Для меня, как для матери, это очень важно. Но самое важное, чтобы они были счастливы. И да, я одобряю их выбор.

comments powered by HyperComments