О жизни детей без семьи, радостях в виде простых мастер-классов по рукоделию, слезах, трудностях и своем волонтерском опыте рассказывает Ника Прохорчук, волонтер организации “Клуб Добродіїв”.

Я попала в волонтерство достаточно давно, еще будучи школьницей, участвовала в благотворительной организации MoKoLaD (расшифровывается как Можливість Кожної Людини Діяти), один из подпроектов этой организации назывался «Хочу жити, дружити, радіти», он занимался сиротами и онкобольными детками. Около года я принимала участие в этом проекте, после чего он распался, но руководитель подпроекта «Хочу жити, дружити, радіти» Мария Артеменко организовала новую инициативу — «Клуб Добродіїв», с которыми я по сей день. Нас в «Клубе Добродіїв” пятеро девочек и за каждой из нас закреплен детский дом, за который мы отвечаем.

Мы все ходим на работу, но выкраиваем время для любимых подопечных в собственные выходные. Это я к тому, что помогать могут все, нужно просто захотеть.

добродіі

Мое первое знакомство с детьми-сиротами произошло на 3 курсе. Тогда воспитанников детского дома привезли к нам, в Пирогово. Мы гуляли, смеялись, катались на каруселях, после чего я стала активно, много и часто ездить к детям, устраивать для них мероприятия, собирать деньги и вещи. Поначалу было тяжело – я очень болезненно ко всему относилась, много плакала, жалела этих детей, но со временем выработался иммунитет.

Я не боюсь этих детей, знаю, что с ними можно будет весело провести время, подружиться. Но есть волонтеры, которые не знают как будут себя вести. Некоторые плачут, кто-то расстраивается, одни лишаются сна, другие не могут жить потом без этих детей. Но лично мое мнение, что сирот не нужно жалеть и оплакивать, им нужно помогать. И если человек чувствует, что пережить встречу с воспитанниками детского дома будет для него трудно, ему лучше не ехать. Помогать можно и на расстоянии.

добродіі1

Я вспоминаю первое впечатление от близкого знакомства с детьми. Оно было очень страшным. Это были дети из неблагополучных семей города Бучи, у них были живы родители, но все они – алкоголики или наркоманы. Эти дети смотрели на нас глазами, полными ужаса, боялись нас. Боялись, что мы можем их ударить или обмануть, что-то забрать. Они не доверяют никому, не раскрываются, не идут на контакт, они очень забитые. Такие дети очень болезненно реагируют на телефоны, сережки, браслеты и прочие диковинные для них вещи. Они смотрят на тебя так, что становится даже немножко стыдно за то, что у тебя это есть, а у них нет.

Но дети в разных детских домах очень отличаются друг от друга. Все это зависит от того, насколько близко расположен детский дом к Киеву, от того, какой там директор и какие воспитатели, ну и конечно от волонтеров. Они раскрепощают детей, учат их общаться, привозят новые знания.

Чтобы показать, какими бывают детские дома, приведу такой пример. Мы ездили в детский дом в селе Новые Петровцы. Как только переступили порог, мы поняли, что больше ездить туда не будем – мы не нужны этим детям. Там живут обычные подростки и малыши, которые обеспечены абсолютно всем. Они чувствуют себя дома, у них есть телевизор, телефоны, планшеты, одежда, их возят за границу. Этих детей нельзя сравнить с детдомовцами в общепринятом понимании. Они действительно не нуждаются в нашей помощи.

А вот детские дома, которые расположены далеко от Киева (120-130 км) – это гораздо более печальное зрелище. Во-первых, чем дальше от столицы, тем сильнее падает уровень образованности детей. Они не знают не то, что английского, но и украинского. Они не умеют грамотно писать.

добродіі7

Иногда мы приезжаем к детям с какой-нибудь развлекательной или образовательной программой, а она их не заинтересовала, а, бывает, наоборот — приезжаешь в детский дом, а тебя там ждут, и всех твоих предложений поиграть, помастерить, поучиться тоже ждут. У меня есть пример – детский дом «Сонечко». Мы приехали туда с мастер-классом по аппликации крупами, а нас ждали 4 взрослых парня по 17лет и несколько малышей. Мы были озадачены, не знали как выкручиваться и что делать с этими «здоровыми лбами», которым явно не будут интересны наши разукрашки. Но ребята старались, с удовольствием все делали, потому что ценят внимание тех, кто приехал к ним. С этими мальчиками мы действительно подружились. Они уже выросли, выпустились из детского дома, но скоро приедут к нам в гости, на футбол.

Дети реагируют на нас по-разному. Мы ездим в одни и те же 6 детских домов, занимаемся сейчас только ими. Мы знаем каждого сложного ребенка, знаем, что они могут устроить и какую сцену закатить. Мы все предусматриваем заранее. Но когда приезжаешь к детям в первый раз, они всегда смотрят на тебя с опаской – они не привыкли доверять, к ним приезжает много волонтеров, но редко кто возвращается на постоянной основе. Первые 2-3 встречи они тебе не доверяют. Когда говоришь: «я приеду через 2 недели», они сомневаются. Но когда ты действительно приезжаешь, они привязываются к тебе, а ты к ним. У меня бывало, что я думала об этих детях круглосуточно, ездила к ним по 4 раза в месяц, переживала, что бы им привезти, как помочь.

добродіі4

Для меня очень важно видеть, как дети радуются. Каждый по-разному, но те детские дома, которые находятся далеко от столицы, в забитых селах, безумно счастливы, когда мы привозим для них какие-то развлечения: лепку из пластилина, крупы, квиллинг. Они все: и взрослые, и дети не могут оторваться и нарадоваться. У них там ничего нет, и потому даже банальная лепка из соленого теста становится для них открытием.

Конечно, дети очень радуются подаркам, но «Клуб Добродіїв» ничего не дарит просто так. Мы осуществляем мечты детей и сейчас делаем это с привязкой ко Дню Рождения. Мы формируем список именинников на следующий месяц, дети заполняют анкеты, где пишут свои мечты и мы пытаемся всеми мыслимыми и немыслимыми способами воплотить их в реальность. А мечты у каждого свои: одни заказывают велосипед, другие – пачку картона. Но искренне радуются абсолютно все.

Самый яркий момент за всю мою волонтерскую карьеру – это первая поездка в детский дом «Оберег». Дети там были совсем забиты и испуганы, боялись, не знали, как с нами общаться, но они прямо светились от доброты. Я поняла в тот момент, что для этих детей я готова сделать абсолютно все.

добродіі2

Первый раз, когда мы уезжали из «Оберега», я сказала, что мы скоро приедем снова. Там был мальчик Коля, который закричал: «Та, все так говорят, но никто не возвращается». И когда мы приехали через 2 недели опять, он старался не подавать виду, но был страшно счастлив.

Самое сложное в поездках – это знакомство с детьми, первый контакт. Ты не знаешь с какой стороны к ним подступиться. Но я всегда начинаю бодро и задорненько с ними знакомиться, и это, как правило, срабатывает.

В визитах такого рода главное – не разочароваться, ведь дети могут тебя не принять, им может быть не интересно или попросту все равно, а ты вложил в то, что делаешь для них всю душу и все силы. Это очень больно видеть, как они не отдают тебе энергию в ответ.

За столько лет работы волонтером, для меня нет ничего сложного и страшного в посещении детского дома – там я уже «своя».

comments powered by HyperComments