Пролог

Недавно к нам с мужем пришла в гости пара, приятели друга. Молодые люди не такие уж и молодые, опыт общения с системой имеют, поэтому совершенно логично, что прежде, чем копать информацию, решили определиться поточнее, где ее копать. Так как я психолог и мать троих детей, обратились ко мне. Их решение рожать дома было принято, и принято категорически, но! Как выяснилось в конце беседы, руководил будущей мамой вполне естественный, но не конструктивный для процесса мотив: нежелание сотрудничать с официальной медициной, страх возможного вреда для будущей матери и плода в случае некорректного или нетолерантного вмешательства, прежде всего, — физиологического. Тогда я обратила внимание собеседников на более важные вещи, о которых стоит беспокоиться. В практике работы с любыми психологическими проблемами я стараюсь показать подопечным разные уровни, аспекты причин наших некомфортных состояний в теперешней жизни, и, конечно, часто исследую вместе с ними период от зачатия до завершения родов. То, что формируется в нас в этот период — база, на которую жизнь потом набрасывает новый разный опыт, это стержень нас настоящих. Стоит ли направлять силы на защиты от своих страхов? Рациональней, на мой взгляд, инвестировать энергию на тщательную и грамотную подготовку. Так как в последнее время вопрос о домашних родах стал актуальным, попытаюсь передать в статье опыт своих родов через «как это было» для понимания «зачем это нужно».

    Глава первая. Как мне не нравилось рожать

 Начну с первых родов в роддоме, восемнадцать лет назад. Моя задача: с первых дней и всю (еще раз: всю) беременность сохранять плод. Я — пациент. В отчаянье от предыдущих потерь, в слепой вере, что есть люди, которые меня спасут, я лежала в роддоме и слушала про страшные исходы родов еще за неделю до самих родов. Не сильно слушала, думала, что главный подвиг я уже совершила, плод не потеряла. Когда протекали клинические роды, я не была в панике, старалась сделать все, что мне говорили. Тогда никого не удивляло, что ускоряют-замедляют роды практически всем, кто не вписывается в рабочий график врачей, что нормально выдавить ребенка локтями, когда у роженицы якобы прекратилась родовая деятельность, что подчистят остатки плаценты с помощью поддатой анастазиологши. Тогда я откровенно боялась, что, если слишком неторопливые, спокойные врачи не успеют поймать малыша (в тот момент все было нормально с родовой деятельностью, просто никто не подходил ко мне), то он плюхнется прямо на кафельный пол с высоты полутора метров. Тогда я искренне благодарила, чем могла, врачей-спасителей на следующее утро, до пересменки. Из-за чистки, первенца мне вернули спустя сутки, и с этого момента, с момента настоящей встречи с ребенком, я начала прозревать. Никаких озарений не было, просто день за днем, месяц за месяцем, год за годом мы всей семьей стали переживать и анализировать разные нехорошие, мягко говоря, последствия.

Наш старший сын родился на рубеже тысячелетий, во время информационного прорыва знаний обо всем, в том числе – и о духовной природе человека. Муж изучал духовные практики, я же открывала для себя мир гуманной педагогики. Тогда то мы и узнали, что ребенок-одиночка растет в гораздо большем душевном дефиците, чем дети, имеющие братьев и сестер. Что существуют духовные акушеры, которые не только принимают роды на дому, но и готовят к ним. Что роды – это не страшные муки обреченных грешников, а ответственный, хотя и не легкий труд. Вторая беременность была не молитвой о подачке себе любимому, а взвешенным, запланированным и продуманным во всех отношениях нашим с мужем шагом в осознанное родительство.

Я (читай далее «мы с мужем») – первооткрыватель, экспериментатор и уже один раз родитель. Но, при этом, я — всего лишь ученик на курсах акушера, где преподают теорию и практику самого биологического процесса и конкретных действий всех участников, рассматриваются риски, мужей обучают обязательным навыкам сопровождения, учат правильно реагировать на дискомфортные или пограничные состояния, тренируют в пользовании аптечкой и в обработке родовых путей, объясняют нюансы официального оформления, расписывают диету на период беременности и первого месяца после родов и многое-многое др. Все это вдохновляет и на практике хочется успевать все, начиная с пилатеса, заканчивая поиском самого дефицитного на тот момент гомеопатического состава аптечки.

Первопроходцами быть почетно, но, если честно, стремновато в глубине души, поэтому первое, с чего я начинала — это работа с вполне осознанными страхами и блоками в теле, которые являются следствиями этих страхов. Мне очень повезло: моим психологом стала близкая подруга нашего духовного акушера а так же мой преподаватель по психологии в университете. Все это стало возможным благодаря одной, усвоенной нами истине: главным в этом действе является ребенок, которого нам доверили. Как можем мы передать ответственность за дар этой жизни кому-то еще? Как можем допустить хоть малейшую оплошность?

           Глава вторая. Как мне было любопытно рожать

Второй сын рождался в течение шести часов, пока его старшего братика возили на экскурсию в лунопарк друзья, которые обязались в случае необходимости дать свидетельские показания для оформления свидетельства о рождении.

В доме был мягкий утренний полумрак, звучала душевная музыка, горели свечи. Прямо в ванной стояла в вазе одна, но красивейшая роза. В моменты схваток муж снимал мне боль нажатиями на определенные точки на теле. Акушерка, Татьяна в это время заканчивала принимать роды на другом конце города и вызывала такси, чтобы приехать к нам. Когда муж набрал по моей просьбе ванну с теплой водой, потуги сразу же начались. Тогда муж оставил мобильный включенным и в случае необходимости советовался с нашей акушеркой. Вопросов было немного. Когда сын показал голову, он сразу показал и пуповину вокруг шеи. Муж был готов, на советы времени не было (шла следующая потуга), просто снял ее в соответствии с инструкцией. Когда малыш полностью вынырнул в воду и папа поднял его, нужно было очистить носик от родовой слизи, что папа сделал прямо как профессионал. После первого крика сынишки я полностью расслабилась и… почувствовала еще одну потугу. Раз-два и плацента вышла. Вот как оно бывает, легко, просто, естественно, когда подготовишься как следует. Когда акушерка Таня приехала, мы уже были с сыном в нарядной постели, муж устанавливал красивую вазочку с пуповиной, которую мы обрезали на следующий день, а друзья тактично интересовались по телефону, когда будет уместно вернуться с прогулки c нашим старшим ребенком.

Обвитие пуповиной дает синюшность, поэтому первое, что сделала наша акушер, это специальный комплекс беби-йоги. И только после этого она обработала родовые пути. Буду откровенна: такая процедура малоприятна даже в самых прекрасных родах. На прощанье акушерка пригласила нас «назавтра в наш бассейн с сауной (заодно и обработку пупка проверю) на групповое, воскресное занятие», и мы, конечно, не отказались.

Сауна и ледяной бассейн очень тонизировали, а фраза «Вот так вы должны выглядеть на второй день после родов, как будто не были вчера на сносях», сказанная обо мне парам еще беременным, воздвигла у меня на голове скромную такую диадему-корону. После первых родов, друзья и родственники, пришедшие с первым визитом, откровенно испугались. Вместо меня они увидели измученную тетку с полностью красным от лопнувших сосудов лицом человека-паука и с отекшими и синими от множественных попыток все той же анастазиологши попасть в вену, руками. Несмотря на урожай комплиментов в этот раз, раскрыть дыхательные пути малышу и распарить под веником молочные протоки мы отправились к опытному банщику, в русскую баню. Больше всех радовался старший брат – три дня сплошных путешествий и удовольствий.

           Глава третяя. Как мне нравится рожать

 Дочурка своим появлением просто поставила нас перед фактом: «Я есть». Сначала мы сильно растерялись от такого неожиданного подарка, я только отлучила младшего от груди. Но она пришла так сказочно, прислала в печную трубу дачного домика синичку в четыре утра. Муж со старшим сыном отправлялись в этот день на море, день предстоял суетливый для всех, — и для уезжающих, и для провожающих. Несмотря на это, мы не стали томить птаху, разобрали печь в нужном месте и освободили пленницу. После произошедшего я долго просила прощения у этой нетерпеливой и так красиво пришедшей души (тогда еще не знала какого пола) за наш такой невзрослый испуг. Она и родилась определенно ювелирной девочкой, требующей особой заботы. Она дала мне пережить в полной мере и ответственность, и доверие миру.

  Я – хрустальный сосуд. Я нахожусь в сильных руках мудрого мужа. Мы знаем, что вместе примем от жизни все, справимся со всеми задачами.

 Мы справились со всеми малышкиными «торопяхами». Так ей не сиделось в темной вселенной-маме, что накрутила на себя аж два кольца пуповины, так хотела выбраться, что родилась на две недели раньше срока, с весом два восемьсот (при том, что первый весил на кило больше, а второй после особой диеты приостановился на трех двести). Даже если бы мы захотели рожать с акушером, заключить договор, что является обязательным при домашних родах, мы не успели бы. В этот раз мы не узнавали о чуде рождения, мы наслаждались красотой и неповторимостью процесса. Так как мы были в совершенно свободном плаванье, пригласили для профилактического осмотра врача-гинеколога, убедились, что с мамой все в порядке. Детей осматривали с участковым педиатром в понедельник, то есть в первый рабочий день поликлиники. Все антропометрические данные мы измеряли и записывали сразу же после выхода из ванной комнаты. Маленькая королева получила (и получает по сей день, на здоровье) от всех все, что хотела. Через полчаса после рождения она была окружена братьями, родителями и двумя друзьями, которые заранее приготовили такой же миниатюрный, как и дочка, крестик с бриллиантиком. Даже при поездке в баню, именно для нее выпал к вечеру снег, и ее не окунули в ледяную воду для закалки, как большинство детишек, а заземлили пяточками в снег. Одним словом: «Ах!..».

        Послесловие

Истории трех разных рождений, рассказанные здесь, могут произвести впечатление сказочного рекламного ролика. Хочу сделать акцент на том, что за нашей с мужем эйфорией стоит огромная личностная работа, пересмотрение основополагающих жизненных принципов.

Родителям сегодняшним открыты, несравнимые с моими, возможности выбора и формата проведения родов, и подготовки, и договоренностей с различными государствами и структурами на юридическом уровне.

За последние 20-30 лет ученые доказали, что человек, рожденный в атмосфере безопасности и любви, а не так как удобно врачу-рвачу, вырастает в более сильную, полезную для общества и счастливую для себя личность. Мировоззрение медиков медленно, но меняется. Роддома нехотя, вынужденно, но организовывают новые условия в родзалах. Великобритания утверждает закон о домашних родах и родах в частных мини- центрах духовных акушеров, выделяя каждой роженице из бюджета минимально необходимые три тысячи фунтов. Мишель Оден, всемирно известный акушер, ученый, публицист, приезжает в Киев со своими семинарами, а что уж говорить об открытом доступе к любой нужной информации.

Потому хочется пожелать удачи всем, кто не обесценит это изобилие возможностей, откажется продолжать рожать пациентов системы, а научится сотрудничать с ней. Удачи всем ученикам-родителям и учителям-детям!

comments powered by HyperComments