Эмоциональный интеллект. Что-то часто я повторяю эту фразу в своих постах. Термин сильно умный? Да, есть такое. Дочка учится понимать и распознавать свои эмоции? И это тоже верно. Более того, Яся учится еще и говорить о них. А чтобы уметь говорить, надо ведь знать, как обозначить, что она чувствует в данный момент. Ну да, вначале распознать, а потом определить, что это за чувства такие одолевают, что сил нет терпеть.

Кризис 2-3-4 и так далее лет как начался около года назад, так и успешно протекает — со своими спадами и взлетами. Иногда Яся просто душечка, и ты думаешь: а не придумали ли заумные психологи все эти кризисы? Ой, не так: а у нас-то кризис уже прошел! А потом включается “Нехочуха” или просто Вредина-Медведина, которой лишь бы против, лишь бы нарочно, лишь бы не так, как просят мама и папа.

Ругать и “прессовать” как-то не охота. Однажды об упрямом характере ребенка один знакомый сказал: “Ломать-то не хочется”. Вот и мы стараемся максимально спокойно и мирно решать вопросы, а скандалим уже в крайних случаях. И вот мы все пытаемся научить Ярославу говорить о чувствах. Чтобы она могла вместо писхов без объяснений сказать, что расстроена, устала, испугалась, хочет на ручки, есть и пи-пи одновременно.

На английском, да и на русском тоже, малышка уже почти всегда может проговорить, что ее беспокоит. Когда не говорит — я внимательно слежу за сменой настроений, чтобы угадать, что вызывает дискомфорт, и предотвратить истерику. (В английском, кстати, есть два хороших понятия, определяющих истерики — tantrum и meltdown — первое как раз означает “детская истерика”, а второе — даже более серьезное состояние, когда, наверное, невменяемость полная наступает.)

С языковой точки зрения к разговорам об эмоциях мы подготовлены заранее. Давно как-то, когда Ясе еще не было двух лет, наверное, я нашла в недрах Интернетов игру с изображениями рожиц с разными эмоциями. Принцип ее проще простого — нарисовать, рассказать, изобразить самим. Буквально несколько минут. Взяла самые простые эмоции, которые могла нарисовать сама и сходу. Ну и какой-то период времени мы такие рожицы все время рисовали в альбомах. Сейчас просто возвращаемся к повторению время от времени.

Вот так можно рисовать рожицы

Вот примерный список лексики, которую можно использовать:

Happy — счастливый, радостный

Sad — грустный, расстроенный

Mad/Angry/Cross — сердитый/злой/снова сердитый

Sleepy/Tired — сонный/уставший

Silly — дурачливый

Surprised — удивленный

Crying — плачущий

Scared — испуганный

Laughing — смеющийся

Еще можно научить “It hurts” — “болит”.

И еще момент: поскольку все, чему мы хотим научить наших деток, важно показывать на собственном примере, мы первые учимся проговаривать собственные чувства. В частности, в общении с Ясей. Если мне радостно, я говорю: “I’m happy with you” или “I’m happy to have you”. Если она меня расстроила или рассердила своими “нехочухами”, я так и говою: “I’m sad now because you have...” Она тогда сразу стремится помириться или кричит: “No, you’re not sad!” Про сердитости — “I love you but now I’m cross because you do it on purpose/don’t listen/argue with me”. Как-то так. И тогда Яся тоже старается повторять и говорить, когда она боится, и чего, когда ей грустно, и когда она сама злюка: “I’m mean!

Чтобы объяснить и показать эмоции, можно использовать как схематические картинки, вроде тех, что использовала я. А можно найти в Сети более красочные, лучше прорисованные, распечатать их в цвете и играть с ними. Между делом, в игре слова запоминаются легче легкого. Зато потом так приятно слышать, что твой трехлетний маленький человек вполне уверенно заявляет, что устал, хочет спать, боится эхо в подъезде и сердится на маму из-за “Don’t play with your food”.

comments powered by HyperComments