О том, как сбываются мечты, как уехать жить в Лос-Анджелесс, как написать хороший сценарий и как воспитывать при этом дочку-школьницу Соню, рассказывает мама-писатель и сценарист Лилия Ким.

О карьере

Когда я говорю, что работаю сценаристом в Лос-Анджелессе, все сразу думают, что это Голливуд, и сценарий к какому-нибудь «Аватару» моих рук дело. Но все не совсем так. Я пишу сценарии для небольшой новой американской компании, которая производит полнометражные фильмы. До того, как попасть туда, я долго работала на родине.

Первую свою книгу «Библия-миллениум» написала в 19 лет. Таким образом старалась понравиться будущему мужу, теперь – Сониному папе. Потом работала в издательском доме «Нева». Писала развлекательные книги под разными псевдонимами для различных серий: детективы, комедийное фэнтези, подростковые книги. Потом постепенно перешла работать на телевидение. Писала сценарии к сериалам, один из которых – “Крем» – стал международной франшизой. Его купила компания Sony Television для дистрибуции и продемонстрировала в 40 странах. Сейчас планируют запустить еще в нескольких.

Именно благодаря этому сериалу меня заметили в Америке, поскольку очень редко бывает такое, чтобы один человек писал сценарии ко всем 84 сериям фильма. Да еще и создавал настолько универсальную историю, которая могла бы спокойно пересекать культурные барьеры. В США меня пригласили со словами, мол, приезжай, посмотрим, может у тебя получится и здесь работать. Гарантий никаких не было.

Решение принять было непросто. Я думала три года, прежде чем решиться окончательно. В данный момент пытаюсь привыкнуть, при активной поддержке семьи и друзей. Без них конечно ничего бы не получилось.

сценаіст6

Почему ребенок сценариста ненавидит киноиндустрию

Моей дочке Соне 12 лет, она ненавидит шоу-бизнес, кино-бизнес и всё связанное с индустрией развлечений, потому что у этого занятия есть огромные минусы. Это не такая работа, которую можно оставить на работе. Это круглосуточный процесс, который может длиться годами, и который всегда с тобой. Это отсуствие каких-либо гарантий вообще. Можно потратить два года на работу над сценарием – и он в итоге никуда не пойдёт. Это лотерея – какой проект запустят, а какой нет. Люди, которые этим занимаются – все ненормальные. Разумеется, на семье это сказывается.

Больше всего в моей работе Соне не нравится отсутствие гарантии вознаграждения за вложенные мною усилия. Поэтому для себя на будущее она смотрит в сторону занятий, где такие гарантии все же есть – нормальный бизнес, финансы, наука.

Непросто дочери приходится и со сверстниками. Поскольку мы сейчас живём в Лос-Аджелессе – когда она тут говорит ровесникам, что мама сценарист, все сначала спрашивают «какие фильмы по ее сценариям мы могли видеть?», и когда она отвечает: «пока никакие. она только начала работать в вашей стране», все ей выражают сочувствие. Хуже только тем, у кого родитель начинающий актёр. Тут все понимают, что быть сценаристом в Голливуде, до того как ты стал автором всемирно известного фильма или сериала – это, мягко говоря, сложно.

сценаріст!

Материнство vs Работа

Материнство помогает мне в работе, как всякий опыт, который можно использовать в историях. Прожитый личный опыт, из которого возникает достоверность истории. Материнству же работа сильно мешает. Если бы не постоянная поддержка Сониного папы – у меня никогда бы не получилось это совместить.

Если история не идёт – на меня страшно смотреть, потому что это как постоянная игра в казино, где на эту самую историю всё поставлено, а она не идёт. Её надо закончить, чтоб хотя бы продать, а она ну никак. Это очень-очень много адреналина.

А когда история пошла – тоже для ребенка мало хорошего, потому что мама всё время пишет, а в остальные моменты отсутствует в реальной жизни.

У нас в семье есть специфический жест – когда кто-то щелкает перед моими пустыми глазами пальцами, требуя вернуться на минуточку, чтобы сказать мне что-нибудь важное. Или возмутиться – не смей выходить, когда я с тобой разговариваю. Выходить – это в смысле погружаться в свою фантазию.

Я все время говорю – чем хуже родитель, тем самостоятельнее ребёнок. Помню, на собрании в школе как-то все родители жаловались, что утром с трудом поднимают детей, собирают их, пытаются найти всё, что им понадобится в течении дня. У нас такой проблемы нет. Меня с первого класса будит совершенно готовая к выходу Соня, которая говорит — мам, вставай, а то опоздаем.

Я никогда не делала с ней уроки, никогда не следила за степенью её готовности к разным тестам. Она с самого начала училась сама планировать время, усилия, составлять списки всего, что ей может понадобиться. Любое её увлечение мы поддерживаем – если ей хочется взять какие-то дополнительные занятия – да, конечно. Она перепробовала много всего, но пока не нашла чего-то, что бы её затянуло с головой. Правда, у нее еще есть время для поиска.

Сейчас Соня очень гордится, что все может сама – держать в порядке свою комнату, гардероб, пользоваться любой техникой, приготовить еду, планировать свой бюджет, время. Первый год в американской школе она закончила с самым высоким средним балом в классе. Когда меня спрашивают – как вы этого добились? Я честно отвечаю – не вмешивалась (признаю, что возможно мне просто повезло).

У нас в стране меня часто осуждали за такое поведение, но в Америке на первом же родительском собрании сказали НЕ ДЕЛАТЬ уроки с детьми, потому что это у них вызывает фальшивое чувство компитентности и они могут быть разочарованы потом на тестах. Плюс это подрывает их уверенность в том, что они могут справиться с задачами самостоятельно. Когда мы переехали, у меня свалилось чувство вины с плеч, потому как в этой культуре вдруг оказалось, что я все делала правильно. Пусть и интуитивно.

сценаріст4

Будни сценариста

С тех пор, как я работаю в офисе – день мой всегда проходит одинаково. Утром я везу дочку в школу, потом еду в офис, после трёх забираю ее со школы, везу домой, готовлю обед, потом – если работа идёт, продолжаю работать дома. Либо смотрю что-то, либо читаю.

Плюс работы сценариста – читаешь и смотришь очень-очень много всего, постоянно делаешь какие-то исследования, узнаёшь много нового. Каждый раз осваиваешь профессию главного героя очередной истории.

Все кинопрофессии без исключения очень плохо совмещаются с семейной жизнью. Кроме того, что включено в работу сценариста – у меня, пожалуй, есть только одно увлечение, которое в неё не вписывается. Я очень люблю долгие автопутешествия. Когда Соне было 8 лет она проехала со мной через всю Америку на машине, из Лос-Анжелеса в Нью-Йорк. До сих пор вспоминает.

Если говорить о будущем моего ребенка, у меня нет никаких личных предпочтений относительно Сониных занятий. Главное, чтобы она нашла для себя такую деятельность, которая будет поглощать её целиком, чтобы сам процесс делал её счастливой. Мы с папой поддержим любой её выбор, ведь она так поддерживает нас.

comments powered by HyperComments