Когда кажется, что мир сходит с ума, зла становится бесконечно много, какашки за собаками никто не убирает, мусор не сортируют, а самолеты уже не держатся в облаках, хочется уйти в параллельную реальность, где всего этого нет, и не выходить оттуда как можно дольше.

Эта реальность действительно существует, и она, увы, не под одеялом и не в коробке с эклерами. Ее второе имя “Space Camp”. Лагерь космонавтов. То есть пространство для детей с серьезными нарушениями развития, детей-инвалидов, детей, которые смотрят на мир сердцем – для всех.

Как только я узнала от родительницы проекта Олеси Яскевич (основательница фонда “Бачити серцем”) о “Space Camp’е”, тут же решила, что нам с Давидом нужно там побывать. А когда прочитала, что им не хватает волонтеров, максимально ускорила наш визит.

Мы провели с детьми около 7 часов, и я успела влюбиться. Влюбиться в их доброту, непосредственность, открытость, чуть-чуть беззащитность, и бесконечный свет, который они несут.

IMG_1896

Если бы мне когда-то сказали, что я буду полтора часа раскачивать качель туда-сюда и улетать от этого в нирвану, я бы покрутила пальцем у виска. Такого не может быть. Я ненавижу площадки. Меня бесит вся эта история с ранним развитием и линейной алгеброй в возрасте 8 месяцев. Я не распечатывала карточки Домана и не проговариваю все слова на трех языках, когда хочу объяснить что-то сыну. Я не люблю развлекать чужих детей, не люблю слушать истории навязчивых пятилеток в песочнице. Но в этот раз что-то пошло по-другому…

Меня тянуло в “Space Camp” как магнитом. Я еще в пути знала, что все делаю правильно. Не понимала только почему.

IMG_1900

И вот первые минуты в лагере. Помещение детского сада с мебелью из Ikea, ковриком из бабушкиной молодости и с аквариумом улиток. Но ты забываешь о внешнем виде (и о том, что боишься всего слизистого) в первые 5 минут – юные космонавты сносят голову моментально.

Пока Давид стеснялся и ковырялся в ящике с Lego, ко мне подполз мальчик лет десяти, Матвей. Невероятно красивый, незрячий, и, кажется, совсем с другой планеты. Матвей практически не говорит, понимает все по-своему, но умеет любить. Он положил голову мне на колени и сказал «путешествовать». А через несколько минут уже обнимал и целовал моего сына. Матвей не выходит на улицу без шапочки и рюкзака, соглашается носить одни-единственные тапки и задорно хохочет, когда доволен. На рюкзаке Матвея шрифтом Брайля написано «бачити серцем». Жаль только, он вряд ли сможет когда-нибудь это осознать. У Матвея родовая травма головного мозга.

IMG_1836

Девочка Анечка с синдромом Дауна не сразу отнеслась к Давиду добродушно, и отбирала у него самое ценное – деревянные вагончики. Нужно было немного времени и пару прочитанных историй, чтобы они собирали паровозик вместе, вместе складывали железную дорогу и даже вместе смотрели книжки. Когда за Анечкой пришла мама, она не хотела уходить.

Еще одна принцесса Афина от рождения не видит этот мир. Сейчас ей 3,5 года. Она очень тихая, нежная и по-настоящему добрая. «Ты такая красивая», – говорю ей. А она мне: «Красивая…а как это?». И тут нужно бы начать плакать, но хочется только бесконечно смотреть с ней тактильные книжки и учить отличать круглые пуговицы от квадратных.

IMG_1932

Еще есть Назар, с комплексными нарушениями развития, есть Эва с гиперактивностью, есть дети, которые не говорят, есть те, кто не видит, маленькие аутисты, эпилептики… И все они могут больше, чем мы думаем. В лагере детей оставляют без родителей, и каждый из них ведет себя, как настоящий герой. Мамы отказываются потом верить. Слава мобильной фотографии, помогающей запечатлеть трогательные моменты.

Давид рядом с такими детьми научился самостоятельно кушать, хотя дома напрочь отказывался брать в руки вилку. Научился играть один, пока мама с незрячими заливает гипсом фигурки животных. Согласился часами кататься на качелях, потому что его новая подруга Афина самокомпенсируется (слепые дети время от времени начинают шататься, и качели для них – любимые развлечения). Он стал, кажется, старше на жизнь, и уходя домой, подошел к Матвею, который не мог увидеть его прощальный жест, взял его за руку и изо всех сил пытаясь заглянуть в глаза, сказал «пока-пока».

IMG_1919

Я тоже прошла больше, чем школу молодого бойца. Сначала мне было сложно, я старалась подхватывать каждого ребенка, стоило ему встать на ноги, порывалась всех кормить и жалеть. Мне было неловко каждый раз, когда я говорила «смотри» или «глянь», временами я просто не знала как поступить, если ребенок вдруг заваливался на пол или произносил что-то из разряда лексики ребенка полутора лет (не мама не поймет). Но через час я почувствовала себя в лучшем месте на Земле – там, где много детей, добра, книг и игрушек.

Кстати, о доброте. Лучшим волонтером в лагере я бы назвала Илью. Илье 11 лет, и он сам может заниматься сложным ребенком, водить его, увлекать, играть с ним, а параллельно следить еще за двумя-тремя. Илья не играет на телефоне «во время работы», умывает незрячих после обеда, выше всех раскатывает качели, лазит по крышам. И дети чувствуют его лучше, чем взрослых. Чувствуют, что живут с ним на одной волне, даже если не могут так быстро бежать и так высоко прыгать.

IMG_1827

Я поняла, что все дети одинаковые, когда одна такая не-такая-как-все, на первый взгляд, девочка 4-х лет на вопрос: «А что ты любишь больше всего?», ответила: “пармезан и каперсы». После этого я ее щекотала, мы смеялись, жевали оладушки, пачкаясь джемом, и я перестала смотреть на этих детей как на беспомощных. Я просто захлебывалась от собственных эмоций и не могла поверить, что один из самых счастливых своих дней проведу в детском саду на Нивках.

С детьми, у которых есть отклонения тяжело, потому что с ними, как говорил Льюис Кэролл, нужно очень быстро бежать, чтоб хотя бы оставаться на месте. Их нужно развивать, их желательно не оставлять одних, иногда их нужно поддерживать физически. Но столько света и доверия, сколько есть в них, получить от обычного малыша сложно.

В лагере не только помогают детям открыться по-новому, здесь работают и с родителями – учат не стесняться, даже если твой ребенок упал посреди проезжей части и хочет лежать, если все вокруг спрашивают: «а где у вашего мальчика глаза?» или «почему ей уже 10, а она еще в колясочке?», если хочется все бросить и уйти под одеяло с эклерами, но под руку с тобой тот, кого ты не сможешь отпустить. «Space Camp» спасает и дает ту самую небольшую свободу уставшим мамам и папам. «Space Camp» учит людей быть Людьми.

IMG_1934

Я благодарна Олесе за то, что она делает, и очень хочу помогать ей еще. Мы с Давидом будем ездить теперь к детям-космонавтам чаще. И готовы даже взять с собой всех желающих, потому что в лагерь записалось около 40 сложных деток, каждому из которых нужна надежная опора, а волонтеров много не бывает.

Попасть в “Space Camp” можно через организаторов, или приходя по адресу ул. Салютная 42/46 – здесь всегда всем рады.

P.S. Чтобы быть волонтером, не обязательно быть мамой :)

Следить за мероприятиями и помогать организации «Бачити серцем»

comments powered by HyperComments