Мне было лет 10. Накануне первого сентября, точнее 31 августа около 17:00 я прилетела из Италии. Загоревшая, отдохнувшая и забывшая родной язык. К первому сентября родители мне не купили ровно ничего. Ни формы, ни белой блузки, ни тетрадей. Моя сестра ходила в школу, поэтому вопрос с канцелярией был решен. Так как я вопила и очень хотела показаться в школе в День знаний, пошла туда.. нет не  в чем мать родила, а в белой тунике и бежевых бриджах. На линейке я выдохнула полной грудью, быть свободной «безформенной» девчонкой мне очень понравилось. Тогда я не знала почему.

Я — учитель английского языка по образованию. Учитель без стажа работы. Только университетская практика. Почему? Потому что я имела смелость признать себе, что это «не мое» и искать другую стезю. Многие признали и не пошли работать с детьми. Кто-то не признал и находится не на своем месте, а это чревато для целых поколений. Или хотел человек работать, был задор, искра, вдохновение, но реалии грохнули головой о доску и паршиво стало. Не хочется идти на нелюбимую работу, но приходиться. Иначе не умеет…

Первое сентября. Школьники уныло тянутся в школу. Первоклашки готовы удрать с нудной линейки с «великими» гостями из районо. Рядом турники. Эх, повисеть бы на них. Вместо этого надо слушать унылые речи директора об успехах школы, представителя районо о том, что первоклашки – будущее государства и еще куча бла бла бла. Первый звонок, у детей букеты выше головы, они зевают и не понимают, что здесь делают. Им столько рассказывали о школе, они так хотели в эту самую школу, и?

Девочка проносит звоночек, мамы пускают слезу. Их дети выросли и пошли в N-класс. Еще недавно они им подгузники меняли… Так начинаются школьные будни из года в год…

Под моими окнами школа. Каждый год я слышу одни и те же речи, вижу детей в черном, как на трауре жизни. Ничего не меняется. Складывается впечатление, что школа как была 20 лет назад, такая и есть. Поменялся внешний вид формы, что-то пытаются сделать, вот недавно реформы для малявок провели, но все равно система устарела и, как умно говорят, не отвечает современным вызовам. Это не та школа, в которой я вижу своего ребенка…

Мы часто гуляем на школьном стадионе. Хорошее место. Вчера проходило собрание. Я стала невольным слушателем… Родители собрались в кружок, потягивая сигаретки и давай обсуждать школьные поборы, линолеумы и прочую до боли знакомую экс-школьникам ересь. Ничего не изменилось. Будто и не было этих 10 лет…

Недавно мы говорили с мамой двоих детей. Она обмолвилась: «Не волнуйтесь, в школе сына сломают!». Я не хочу, чтобы моего ребенка ломали, я не хочу чтобы он становился как все, чтобы его таланты терялись на фоне бесчисленного количества ненужных именно ему предметов. Я не хочу собирать лайки в интернете, чтобы доказать сыну как он прекрасно рисует, просто потому что ему сказали, мол руки у него из одного места в живописи. Школа нуждается в реформах, дети не те, а школа такая же.

Я вижу школу – практической, откуда дети выходят с четким пониманием о будущей профессии и взглядах на жизнь. По сути ни школа, ни университет не готовят к реальной жизни, они дают базовые знания, а дальше как говорит известная поговорка: «Забудь всё, что учил».  Я вижу детей не сломленными, а равноправными учителям. У меня была учительница физики – Вера Георгиевна (дай ей Бог здоровья). По физике я ни черта не помню и оценки у меня были не очень. При этом Вера Георгиевна называла всех учеников, с 5 по 11 класс на Вы. Это я буду помнить всегда! Мы были равны ей. И даже, когда я получала двойку, она строго говорила: «Тоня, садитесь — два!» Почему то в тот момент двойка такой ужасной не казалась. Мне выкала сама учительница за 50. Мы были равны, хоть по разные стороны баррикад.

Я мечтаю как когда-то в нашей стране обычной практикой станут альтернативные школы. В такую я бы отдала сына: без формы, оценок и с доверием к ученику. Надеюсь когда Бодя станет шестилеткой у нас будет преогромный выбор! А пока довольствуемся гостями с районо, занудными первосентябрьскими концертами и пафосными стишками о Дне знаний.

comments powered by HyperComments