Этот очень важный и актуальный текст о детском гендерном неравенстве был найден нами на портале Newtonew, и мы хотим поделиться им с вами.

В магазинах товаров для детей больше всего бросается в глаза, что игрушки делятся не по воспитательному или развивающему воздействию, а по принципу цвета — розовые и для мальчиков. Причём среди розовой группы практически нет интеллектуальных игрушек или интересных гаджетов.

Трудно говорить о профориентации честно, избегая темы «женских» и «мужских» профессий.

Хотя гендерная принадлежность самих специальностей сомнительна, с фактами не поспоришь — в разных профессиональных сферах соотношение полов отличается. Как и на разных факультетах или в профильных классах. Это разделение начинается уже в магазине игрушек, где первым вопросом консультанта будет: «Подарок подбираете для мальчика или для девочки?».

игрушка4

«Из платочков и клубочков, из загадок и мармеладок…»

Чтобы провести эксперимент, необязательно отправляться в магазин. Попробуйте набрать в Google «игрушки для девочек» и включить поиск по картинкам. В первых рядах вещей, которые предлагаются — десяток игрушечных кухонь, пластмассовый будуарный столик, кукольные домики, замок принцессы, множество резиновых младенцев и несколько мягких игрушек. Преобладающий на изображениях цвет варьируется от бледно-розового до фуксии. Изредка встречаются другие оттенки — в основном, пастельные.

Игрушки для мальчиков, которые поисковик выдаёт по соответствующему запросу, в цветовом отношении разнообразнее. Тут есть красный, синий, зелёный, жёлтый — базовые яркие цвета без полутонов и изысков. Среди игрушек лидируют машины и другая техника, трансформеры и пластиковые бластеры, попадаются конструкторы, радиоуправляемый вертолет и даже телескоп для наблюдения за небом. Немного промотав вниз, обнаруживаешь кубик Рубика и 3D головоломки.

Получается, что девочкам будто бы вовсе не нужны пространственные навыки и умение конструировать. Им предлагают ограниченный набор интересов, который сводится к копированию усреднённого медийного образа женщины. Мальчикам повезло чуть больше, потому что занятия, которые им рекомендуют, разнообразнее и подразумевают интеллектуальное развитие. Такое положение вещей позволяет им считать, что всё «девчачье» — скучно, глупо и достойно презрения. Мальчиков трудно в этом упрекнуть, поскольку женские интересы сводятся производителями игрушек до кукольных щёток для волос. Какой нормальный человек захочет играть с одними пластмассовыми щётками, когда есть радиоуправляемый вертолёт и железная дорога?

Однако в мужской подборке тоже есть ограничения, основанные на отрицании всего недостаточно мужественного, например, игрушечной бытовой техники. Конструкторы — только на транспортную и военную тематику. Фигурки — только трансформеры, солдаты и супергерои. Розовый, персиковый, фиолетовый цвета, вообще любые сложные оттенки — под запретом. Производители словно стремятся поставлять материал для расхожих шуток о том, что мужчина видит только 7 цветов (если вдруг больше, с ним явно что-то не так, и вообще, не дизайнер ли он часом?..

игрушка5

Жизнь и карьера Барби

Кукла Барби — одна из самых популярных игрушек для девочек по всему миру. Однако компанию «Маттел» неоднократно упрекали в том, что та пропагандирует усреднённые представления о женщинах. Типичная Барби не склонна к рефлексии, говорит благоглупости (это можно узнать из игр и журналов), маниакально приветлива и мила, не занимается ничем, что требует напряжения, концентрации или усилий, а также постоянно «хочет» новые наряды на все случаи жизни. Желание девочек одевать Барби — настоящая золотая жила для компании-производителя.

В то же время, «Маттел» регулярно выпускает профессиональные серии кукол, в которых Барби предстаёт то тренером по йоге, то балериной, то стилистом для животных. Кроме традиционно женских профессий попадаются и «более серьёзные»: космонавт, палеонтолог, офицер полиции. В числе моделей последних лет — гонщица NASCAR и специалистка по высоким технологиям (у этой есть очки в розовой оправе и миниатюрный ноутбук в тон). Казалось бы, эти куклы призваны дать девочкам актуальные примеры самореализации. Тем не менее, они скорее отражают желание фирмы угодить всем и избежать нападок. Суть карьерных амбиций Барби лучше всего выразила Линор Горалик в книге, посвящённой культурному влиянию этой куклы:

«О Барби как об инструменте профессионального ориентирования не может быть и речи, что бы «Маттел» ни говорила. Нигде, никогда, никаким образом нам не рассказывают о причинах, по которым Барби выбирает ту или иную карьеру. Нам обычно не говорят о талантах или наклонностях, которыми надо обладать для выполнения тех или иных профессиональных обязанностей, не описывают путь, который необходимо пройти для получения соответствующих навыков. Нам не рассказывают о том, как устроены трудовые будни того же дантиста, или палеонтолога, или даже редактора модного журнала. (…) Так что о профессиональном ориентировании речь не идёт — максимум речь идёт о некотором условном и очень поверхностном стимулировании интереса к той или иной профессии.», — Линор Горалик («Полая женщина: мир Барби изнутри и снаружи»)

игрушка6

Словом, разговоры о карьерном примере в данном случае кажутся лукавством. Куда чаще общество предлагает девочкам куклу Барби (в широком смысле — соотвествующие её образу интересы и ценности), которая сидит своём в Барби-доме в окружении пластиковых предметов интерьера, нарядов и щенков. Игры с Барби, как и «жизнь» самой Барби, проходят в специальном гетто, куда мальчишеской грубости, как и реальному опыту, хода нет. Вместо настоящих мальчиков мир Барби включает в себя Кена — идеализированного и выхолощенного мужчину, который напоминает беспомощного диснеевского принца.

Такое разделение затрагивает и самих мальчиков, отмечая для них границы «запретной территории». В социальные игры, основанные на эмоциях и общении, мужчин не пускают с самого детства, а профессии Барби выглядят для них либо как примеры того, чем точно заниматься не надо, либо как полная профанация (ну надо же, Барби-десантник).

Хромосома — двигатель торговли

Широкий срез — это всегда «средняя температура по больнице», тогда как у пары людей с общими интересами, склонностями и культурным бэкграундом куда больше общего, чем просто у двоих мужчин или женщин. Но деление товаров по гендеру — самый простой маркетинговый ход, к которому прибегают, чтобы охватить большую аудиторию. Продавая образ будущего счастья, компании стремятся к максимальной унификации, поэтому женские и мужские образы в рекламе часто выглядят топорными и стереотипными. Однако за последние 50 лет у людей любого пола появились новые возможности и способы реализоваться.

Гендерный стереотип — упрощённое, предполагающее чёткие рамки представление о мужском и женском, которое исторически сложилось в той или иной культуре.

Здравый смысл подсказывает, что выбирать вещи нужно, учитывая их качество, цену, особенности производства и то, насколько они подходят лично вам и вашему образу жизни. В теории любой человек способен сделать осознанный выбор, руководствуясь логикой, а не позиционированием товара на рынке, однако противостоять символической силе надписей «for men» или «women only» бывает трудно. Х или Y хромосома постоянно становятся двигателями продаж.

игрушка3

Для игрушек проблема стоит особенно остро из-за их воспитательной функции — исходя из стереотипов, они эти же стереотипы и закладывают. Гендерное воспитание сегодня часто понимают как обучение чётким ролям по половому признаку. Это не учитывает потребностей и талантов каждой конкретной личности, ведь речь идёт о целой половине человечества разом.

Дети, которым предлагают играть только с кукольной посудой, вполне могут стать инженерами и программистами. Из-за изначального предубеждения женщин меньше в IT-индустрии, им меньше платят и они реже занимают руководящие должности — тяжело пытаться прыгнуть через голову и прилагать дополнительные усилия («вообще-то, женщины не могут кодить, но вы — выдающаяся женщина»). В то же время, мужчина, который выбирает работу, скажем, воспитателя или учителя, вызывает недоверие. Это связано не только с низкими заработками (предполагают, что для мужчин это оскорбительнее), но и с тем, что эти профессии сейчас традиционно считаются женскими.

«Дети сами так выбирают»

Делая гендерно-ориентированные игрушки, производители ссылаются на то, что следуют желаниям детей: мол, сами мальчики хотят играть с машинками. Однако покупателями игрушек все равно остаются родители, которых проще привлечь стандартными методами. Результатом этого, а также результатом всё тех же поисковых запросов, становится мнение, что так выглядит типичная игрушка для мальчиков — ведь девочки компьютерами не интересуются.

Джейн Марголис и Алан Фишер, авторы книги «Женщины в компьютерных технологиях: открывая двери в «мужской клуб»», отмечают, что девочки действительно меньше занимаются компьютерами, конструкторами, шахматами — словом, всем, что задействует механические, пространственные и логические навыки. Однако ещё в детском саду дети сталкиваются с весьма определёнными ожиданиями родителей и учителей. Те уже предполагают, что мальчики и мужчины должны получать удовольствие от техники, а девочки — нет.

Дети очень чутко относятся к диктату требований, а наше адаптационное поведение основано на восприятии оценок окружающих.

игрушка2

Тяга мальчиков к механике и электронике куда менее инстинктивна, чем их желание соответствовать социальному запросу, который предполагает, что такая тяга обязательно должна существовать. Ряд психологических исследований, в том числе знаменитый эксперимент Аша, доказывают, как легко люди подчиняются мнению большинства, даже если собственные органы чувств протестуют. О чём бы ни шла речь, мы всегда подсознательно боимся показаться «не такими». К тому же, в некоторых сообществах протест против традиционных гендерных ролей может быть просто опасным.

В рамках другого эксперимента, о котором рассказывают Джейн Марголис и Алан Фишер, испытуемым предлагали оценить реакцию грудного ребёнка на раздражители вроде чёртика, выпрыгивающего из коробочки. При этом половине участников сказали, что ребёнок — мужского пола, а половине — что женского. Те, кто считал младенца мальчиком, интерпретировали его реакцию как злость, тогда как вторая группа наблюдателей решила, что девочка испугана. Таким образом, представления о том, чего «на самом деле» хотят дети, во многом связаны с проекциями наблюдателя.

Нужна ли игрушкам гендерная принадлежность?

Вот что, вне зависимости от пола, действительно требуется всем детям (а также взрослым) во время игры.

Свободно двигаться, выполнять физические упражнения. Фрисби, ракетки, самокаты, скакалки, резиновые мячи и мечи… В общем, всё, с чем можно бегать и прыгать. Иногда полезно даже откровенно побеситься, не думая о внешности и сохранности одежды — пусть для таких случаев она будет удобной и не слишком ценной. Это в прежние времена мальчиков и девочек одевали в костюмы, которые были точной копией одежды взрослых, включая корсеты и кринолины.

Развивать усидчивость и мелкую моторику. Тут помогут паззлы, сборные модели, наборы для рукоделия. В последнее время у детей популярны резиновые плетёные браслеты, которые самостоятельно делаются из маленьких цветных резинок и служат одновременно украшением, хобби и способом социализации. Такие браслеты из силикона возрождают подзабытые традиции «фенечек» и «браслетов дружбы».

игрушки5

Безудержно фантазировать. Разыгрывание ситуаций из жизни взрослых или следование сценариям, которые предлагают производители игрушек — только малая, и наименее важная, часть игры. Игра вообще не обязана строиться по буквальному меметическому принципу. Человека-Паука ребёнок способен катать на живой собаке, Барби со всей её заботливо придуманной политкорректной биографией — переименовать и объявить инопланетянкой (а иначе почему у неё такой странный профиль). В мире человечков «Лего» неплохо было бы стать Годзиллой. Пластиковую еду не обязательно готовить на пластиковой кухне — можно закинуть её мешок и отправиться в экспедицию за полярный круг. Или в шкаф, на поиски Нарнии.

«Если дадите ребёнку подходящую палку, то есть такую, на которую можно сесть верхом — она будет обладать для него и головой. И ногами, и хвостом, и гривой, и даже характером. Она будет для него лошадью. Если подарите деревянную лошадку — на нее наденут шапку и теплую кофту и посадят читать книжку. Потому что все лошадиные качества у нее налицо, нужно придумать новые, так как играть — значит фантазировать.», — Тэффи («Игрушки и дети»)

Общаться с ровесниками (младшими, старшими). Кооперация с другими детьми — это разделённое вдохновение, социализация и проект будущих отношений в коллективе. Не нужно мешать стихийному распределению ролей. Часто в группе, где есть несколько девочек и мальчик, не склонный к лидерству, взрослые назначают капитаном команды именно его. Общая результативность от этого страдает, в ком-то из девочек гибнут задатки руководителя, а мальчик, который был бы хорошим исполнителем или талантливым «свободным художником», изнывает от того, что не может заняться тем, что подходит ему больше.

игрушка7

Ставить себя на место персонажей. Такие социальные игры разивают актёрские способности, помогают повышать эмоциональный интеллект, считывать и воспризводить интонации, жесты и мимику, учат рассматривать разные точки зрения и лучше понимать людей.

Прокачивать пространственное воображение, логику, математические навыки. С помощью конструкторов, развивающих игрушек, шашек и шахмат дети учатся рассуждать и воспитывают силу воли, которая бывает очень востребована, чтобы не выкинуть головоломку в окно с криком отчаяния (признаем, так делают даже некоторые взрослые).

Осваивать технологии. На гаджеты полезно смотреть и как пользователь, и как разработчик. Сегодняшние дети будут создавать решения, которые определят облик мира через несколько десятилетий. Поэтому имеет смысл обратить внимание не только на готовые управляемые модели, но и на программируемых роботов «Лего» и стартовые наборы для освоения Arduino.

Использовать вещи разных цветов — ярких и бледных, основных и смешанных, холодных и тёплых. Иначе мир будет напоминать городок из винтажного телешоу 50-х в фильме «Плезантвиль». Или социальное устройство в фильме «Кин-Дза-Дза».

Вдохновляться сюжетами о героике и отношениях. Подвиги, противостояния, приключения, взаимовыручка, романтика, дальние странствия, покорение космоса и крепкая дружба — всё это вызывает эмоции и даёт играм смысловое наполнение.

Учиться заботе о себе. Обслуживать себя в быту и нести отвественность помогут игрушки, изображающие вещи из повседневной жизни. Внешним копированием дело не кончается: существуют функциональные мини-версии пылесосов, стиральных машин и вполне рабочие, хотя и безопасные, наборы инструментов. Некоторые компании уже выпускают гендерно-нейтральные каталоги товаров, в которых и мальчики, и девочки изображаются с инструментами и предметами, связанными с кухней и уборкой.

барби

Жёсткие гендерные роли в развитых странах постепенно уходят в прошлое. Мы все учимся, работаем, увлекаемся самыми разными вещами, решаем проблемы и генерируем идеи. Однако сфера детских товаров по-прежнему остаётся очень консервативной, а стремление к разделению обязанностей с помощью игрушечного утюга для мальчика часто воспринимается как покушение на устои.

Объективное различие полов существует — как и категории товаров, непосредственно связанные с полом. Однако, как учит одна картинка, если игрушка не взаимодействует с гениталиями, она подойдёт и мальчикам, и девочкам, а если взаимодействует — это вообще не детская игрушка. Что же до личностного развития, науки и творчества, то они половой принадлежности не имеют.

Алиса Загрядская

comments powered by HyperComments