Волшебный принцип, который помог мне после родов продолжать работать, накачать пресс и подтянуть английский.

Я жуткий перфекционист. Особенно в том, что касается работы. В каждой редакции, в которой мне доводилось поработать, знали, что я могу потерять голос в день важного интервью, но все же успешно его провести, могу, в связи с авралом, подготовить спецвыпуск газеты на 8 полос за одну ночь, могу после этого еще весь день изображать образец бодрости… В общем, умирать на работе я умею, а вот делать ее плохо и заурядно — нет. Приблизительно такая же симптоматика типичного перфекциониста наблюдались за мной в учебе, в отношении к тренировкам, да и во всех остальных сферах жизни. И это беда, скажу я вам. Точнее, не так: до рождения ребенка это беда, после — катастрофа межгалактического масштаба.
Все, что вы прочитаене ниже — это история моей беспощадной борьбы с собственным перфекционизмом.

Работа
На момент рождения сына я была главным редактором свадебного журнала, автором крупного туристического веб-портала и еще Бог-весть-чего. За неделю до ПДР я честно закрыла все текущие проекты. Ушла в декрет, так сказать. Но засидеться в нем мне не дали. Льву было 2 недели, а у меня шли третьи сутки лактостаза, когда мой телефон начал разрываться от звонков. Всем срочно нужен был «небольшой материальчик». А я что? Температура, боль в груди, орущий сын, требующий хлеба и зрелищ (мирно спящих новорожденных я видела только на картинках), послеродовая депрессия и прочие прелести первого месяца материнства — разве это повод отказываться от работы?
До родов у меня был органайзер, в котором я писала список задач на день. Достала я, значит, этот органайзер, составила перечень материалов, которые необходимо написать, и принялась за работу. Ровно через три минуты Лев начал вносить в мои планы свои коррективы. Жесткие такие коррективы. От недовольного Львухиного ора скукожился даже листочек со списком заданий.
Поначалу я не могла признаться себе, что в моей жизни появился кто-то, кто сможет заставить меня, о ужас, не выполнить свою работу в том объеме и качестве, к которому я привыкла. Несколько дней я честно пыталась работать так же, как всегда. Потом мой перфекционизм уступил инстинкту самоосохранения, и я сдалась. Отказалась от части проектов, оставив только самые важные для меня. Так я впервые в жизни столкнулась с принципом «лучше так, чем никак».
Я не стала выполнять свои обязанности хуже, чем раньше. Просто я соглашалась ровно на тот объем работы, который могла выполнить без ущерба для своей нервной системы и святых материнских обязанностей. В зависимости от обстоятельств, этот объем мог быть больше или меньше. К примеру, в период между 7 и 10 месяцами, когда сын уже ползал, но еще не ходил, у меня было блаженное время. Ребенок совершал кругосветные (как он думал) путешествия на четвереньках в строго отведенном ему для этого пространстве, мама спокойно занималась своими делами по несколько часов в день. Позже Лев крайне феерично переживал кризис одного года, и я на четыре месяца почти полностью выпала не только с работы, но и из нормальной жизни.
Принцип «лучше так, чем никак» помог мне перестать навешивать на себя неподъемный груз обязанностей. Лучше сделать меньше, чем выпасть с работы на три года. Лучше реально оценивать свои возможности, чем пытаться объять необъятное.

Спорт
+23 — это прекрасно, когда речь идет о погоде. Но если эти цифры добавляются к твоим добеременным килограммам, это эпик фейл. Слава родам и грудному вскармливанию, 17 килограммов ушли сами, в первые же три месяца. Осталось 6, но каких! Тех самых, из-за которых половина любимых вещей сидела на мне как на корове седло, а вторая предательски трещала по швам, или и вовсе отказывалась застегиваться.
В первый же день, когда врач (на мою голову) разрешила мне спорт, я взялась за тренировку с таким остервенением и ненавистью к своим жировым отложениям, что на следующий день еле встала с постели. Когда пришло время следующей тренировки, мой организм выбросил белый флаг и начал генерировать железобетонные отмазки: «Для тренировки нужен минимум час, а у тебя сегодня нет столько времени», «Помнишь, как тебе плохо было после предыдущего воркаута? Оно тебе надо?», ну и далее в том же духе. Результат: я поддалась, обновила гардероб одеждой на размер больше и почти уже смирилась с мыслью о том, что мать семейства имеет право весить на 6 кг больше, чем до беременности.
Почти, потому что незаметно подкрадывалось второе лето моего материнства, а вместе с ним и отчаянная мечта, чтобы ничего нигде не свисало и не дрожало. Мне стало стыдно ничего не делать для рализации своей мечты. Поэтому я нашла в YouTube канал тренера, которая предлагала короткие и, на первый взгляд, пустяковые тренировки. Я не верила, что 15-20 минут спорта в день мне сильно помогут, но посчитала, что «лучше так, чем никак». И здесь этот принцип не подвел. Через три месяца ежедневных занятий я вернулась в свой дородовой вес, еще через полтора – сбросила дополнительных два кило. Так я обрела вес, к которому мне не удавалось дойти даже до беременности, а еще наконец увидела ИХ – кубики на своем животе.
Когда речь идет о спорте, регулярность бывает более решающим фактором, чем интенсивность и длительность тренировок. Лучше хоть 10 минут, но каждый день, чем выложиться за один раз до полубессознательного состояния, а потом тешить себя оправданиями и отговорками.
И еще: время на спорт (какой-никакой) есть всегда – было бы желание. Это говорит вам человек, который точно знает, что блинчик отлично прожаривается с одной стороны на протяжении 20 приседаний.

Самообразование
К моменту рождения ребенка диплом Института журналистики уже пылился в недрах моего письменного стола. И слава Богу, потому что если бы мне еще и учиться пришлось – я бы рехнулась раньше, чем дошла до своего гениального принципа. Тем не менее, жажда знаний никуда не делась. В частности, не пропало желание довести до ума свой английский. Возможности заниматься с преподавателем не было.
«Ну, хоть так…», — подумала я, и установила на телефон приложение по изучению английского LinguaLeo. С ним я учила английский во время кормления ребенка, на прогулках с коляской, в очередях и общественном транспорте. Тех же 15 минут в день вполне хватило, чтобы за время отсутствия языковой практики я не опустилась до уровня «Киев из зе кепитал оф Юкрейн», а напротив — смогла свободно читать в оригинале публицистику и художественную литературу.

Почти во всем, за что я бралась, пока сидела с ребенком дома, приходилось руководствоваться принципом «лучше так, чем никак». Потому что молодая мать как МЧС-ник: никогда не знает, что ей придется делать через две минуты. Но вот что интересно: когда ты хотя бы пытаешься что-то делать, а не позволяешь течению из памперсов и пюрешек унести тебя из жизни на три года, то зачастую результат таких стараний превосходит даже самые смелые ожидания…

comments powered by HyperComments