Произведения Джулии Дональдсон лично у меня, наверное, будут вызывать восторг бесконечно. Очень уж мне нравится ее слог, обожаю то, какие классные она использует эпитеты (чудная возможность пополнять словарный запас), да и сюжеты ее историй захватывают, учат и веселят. Яся очень любит слушать, как я читаю ей книжки на английском, благо, наша личная электронная библиотека весьма внушительная, и выбрать есть из чего. При этом, у Ярославы бывают прямо настоящие привязки к определенным произведениям в разные моменты жизни. То мы запоем читаем Доктора Сьюза — “strange stories”, как их зовет сама Яся, то по сто раз просматриваем и перечитываем нашу подборку Llama Llama, то ностальгически возвращаемся к старенькой коллекции про Пеппу. Но что-то из Джулии Дональдсон читаем постоянно.

Про Paper Dolls я давно хотела написать отдельно просто потому, что для меня эта книжечка ассоциируется с детством, с милой и простой жизнью, беззаботной и легкой, как у маленькой девочки, которой любимая ласковая мама рисовала бумажных кукол. Девочка играла с куклами в разные-преразные игры, они и путешествовали, и танцевали, и пели вместе с маленькой хозяйкой, и никакие злющие враги были им не страшны, ни тигр, ни крокодил, ни динозавр — потому что куклы держались за руки и всегда были вместе. Только вот негодный мальчишка-хулиган с ножницами порезал кукол на мелкие кусочки, и они разлетелись по ветру. Но не тут-то было, куклы не исчезли, а отправились жить в память маленькой девочки — вместе с другими милыми вещами из детства — фейерверками, старенькими любимыми игрушками, с доброй бабушкой и потерянной заколкой-бабочкой.

В этом месте я всегда плачу. Про себя. Приходится сдерживать слезы, потому что я же читаю Ясе, с выражением, и нужно ведь сохранять позитивный тон, а слезы так и наворачиваются на глаза. Потому что у меня в памяти тоже есть много таких штук, как у этой малышки из книжки — теплые воспоминания о любимых игрушках и играх с маленькой тогда еще сестренкой, о моих собственных бумажных куклах, нарисованных мамой, о добрых заботливых бабушках, о будто бы незначительных, но таких весомых моментах из той детской жизни. В такие минуты я всегда думаю и о Ясочке. Что-то останется и в ее памяти, что будет согревать ее, что-то даже может быть смутное, но родное, связанное с детством и домом, и с мамой, которая рисовала бумажных кукол.

У нас Paper Dolls есть пока еще только в электронной версии, в PDF, и читаем мы ее на планшете. Но я серьезно планирую подарить Ясику и настоящую такую книгу в твердой обложке, потому что это не столько книга для чтения, сколько символ и гимн детству, такому девчачьему, нашему с ней.

А тем, кто не читал, мамы дочек, обязательно советую найти и прочесть вместе с вашими малышками. В Сети полно магазинов, продающих Paper Dolls на английском, да и на русском. Очень жалко, что украинского перевода этой чудесной книжки пока не придумали. (Видела, что есть украинская версия Monkey Puzzle, а этой, к сожалению, нет.)

 

Из классной лексики могу отметить прикольные глаголы, описывающие действия хищников, которые нападают на куколок.

A dinosaur clawed and roared — динозавр, который царапался и рычал

A tiger that slunk out of his den, and crouched and snarled — тигр, который вышел, крадучись, из своей пещеры, припал к земле и прорычал

A fierce crocodile who grinned his grin and gnashed his teeth — свирепый крокодил, что скалился в злой улыбке и щелкал зубами

A boy with a pair of scissors who said “I’ll snip you!” — мальчишка с ножницами (тоже отнесем его к хищникам), который заявил, что разрежет кукол.

comments powered by HyperComments