Разговоры о технике активного слушания раньше вызывали у меня невольную ухмылку. Потому что, следуя правилам этой техники, можно любой разговор сделать похожим на беседу психоаналитика с пациентом. Но, когда моему ребенку стукнуло два с половиной, и психоаналитик потребовался всем членам нашей семьи, я ухватилась за технику активного слушания как за последнюю соломинку своего психического здоровья.

Слушать и слышать своего ребенка бывает труднее, чем можно было бы себе представить. Особенно когда он уходит в дебри непоследовательности и алогичности, превращаясь в сказочного царя-самодура, который топает ногами и орет: «Хочу то, не знаю что». Но при всем желании засунуть голову в песок (или лучше в винный погребок) слушать нужно даже то, что выходит за пределы здравого смысла. Слушать, и пытаться раскрутить клубок детских эмоций, чтобы помочь и ребенку, и себе.

Техника активного слушания подразумевает не просто выслушивание и понимающее кивание головой. Активное слушание — это демонстрация понимания и соучастия. Это модель общения, когда слушатель не задает вопросов из серии «почему это ты так решил?», не упрекает и не занимается нравоучениями. Он отзеркаливает эмоции своего собеседника и делает акцент на его чувствах.
До того, как я решила попробовать технику активного слушания, наш среднестатистический разговор с бурно нигилизирующим действительность сыном выглядел примерно так:

— Лев, пошли помоем руки перед обедом!
— Нет!
— Что значит «Нет»?
— Нет — это не да!
с лицом энгрибёрда отрезал мне пути к отступлению Лев.

И все. Мама в смысловом нокауте. Сначала хватает ртом воздух как выброшенная на берег рыба, потом с диктаторским «Я кому сказала, немедленно пошел и вымыл руки!» тащит ребенка в ванную. И так раз 500 в день, по любому поводу. Эта модель общения истощала нас обоих. В какой-то момент я поняла, что ситуацию уже ничем не усугубить, поэтому решила попробовать-таки слушать активно. К моему удивлению получилось почти сразу:

— Лев, пошли помоем руки перед обедом!
— Нет!
— Я понимаю, ты не любишь мыть руки, потому что когда-то включил слишком горячую воду, и тебе было больно.
(Удивленная пауза)
— Да, у меня ручка была красная!
— Ты теперь боишься ошпариться еще раз.
— Да, мамочка!
— Если хочешь, ты можешь не спешить включать кран первым, и я буду всегда проверять воду перед тем, как ты начнешь мыть руки.
— Хорошо (обнимашки). Пошли мыть руки!

Я вас отлично понимаю, если вы, прочитав это, не верите, что с помощью трех фраз, без боя, кнута и пряника можно переубедить человека, бурно переживающего кризис трех лет, сделать что-либо, чего он делать не планировал. Потому что до того, как попробовать метод активного слушания на себе, я тоже воспринимала его более чем скептически.

Как это работает?

Ребенок видит, что мама понимает и принимает его чувства и мотивы. То есть ребенок вместе с мамой оказывается по одну сторону баррикад, а обстоятельства (необходимость мыть руки, собирать игрушки, надевать комбинезон) — по другую. Благодаря этому у ребенка, во-первых, отпадает спортивный интерес поспорить с мамой и продемонстрировать ей свою твердость и непоколебимость. Во-вторых, любые обстоятельства проще пережить, если тебя в этом поддерживают.

Основные правила техники активного слушания

  1. Необходимо «выключить маму» с ее нотациями, в сотый раз повествующими о вреде микробов, язвительными замечаниями («Ну и ходи грязный, как ребенок подземелья»), угрозами («Будет болеть живот — мне не жалуйся!»).
  2. Важно попытаться искренне понять, почему ребенок ведет себя именно так. Да, в возрасте 2-3 лет ответом на это «почему» чаще всего будет «Потому что аааааааааааа!», ведь большинство поступков ребенок совершает по импульсам и порывам, не поддающимся логике взрослого (да и самого ребенка). И здесь у родителей два варианта: ругать и упрекать или искать эмоциональную подоплеку.

— Ты порвал мой блокнот. Ты был зол, наверное.

(Пауза, удивление, когнитивный диссонанс на фоне неожиданно спокойной реакции мамы)

—  Да, я хотел рисовать в блокноте, а ты сказала, что нельзя. И я порвал.

— Я понимаю, ты был расстроен, что я запретила рисовать в блокноте. Но я купила тебе большой красивый альбом. А теперь у меня нет моего любимого блокнота, и я очень расстроена.

— Мамочка, ты сильно расстроена (сын внезапно перехватывает технику активного слушания)? Я не буду больше так!

  1. Нужно научиться пересказывать чувства ребенка своими словами, чтобы это не выглядело как кривляние или разговор с психбольным.
  2. Уточнение — главное оружие активного слушания. Ребенок редко бывает последователей в своих мыслях. Когда родители переспрашивают, они не только проявляют свою заинтересованность в проблемах малыша, но и помогают ему самому сосредоточиться на причине своего негодования или отрицания. Иногда на этом этапе все решается само собой.

    (На детской площадке, с криком)

— Мамаааааааа! Я не хочуууууу меняться с этим мальчиком своим фургоном!!!!!
— Конечно, не хочешь, это же твоя любимая машинка. А разве обязательно нужно меняться?
— Нет, это же мой фургон!
— Точно. Значит, пойдешь дальше с ним играть?
— Да, и скажу, что я хочу с ним играть, но меняться не буду!

5. Обязательно подчеркивать свое восприятие. Фраза «Я понимаю, что ты чувствуешь» способна топить лед и рушить барьеры.

6. Выдерживайте паузу, давайте ребенку «переварить» происходящее. Не так-то легко осознать, что такое приключилось с мамой, и чего она вдруг стала такой добренькой.

Трудности

Самым трудное в методе активного слушания — не плюнуть и не вернуться к своему амплуа ЯМАТЬЯТАКСАЗАЛА! Потому что когда внутри все бурлит, когда ты только что десять минут активно слушала про нежелание есть суп, потом еще пятнадцать про желание раскатываться на дверце шкафа, то не удивительно, если в момент попыток понять и принять острую необходимость в десятый раз за день поливать вазоны, мамина слушалка сломается. Тем не менее, если в мире есть способ, который поможет сберечь хоть какую-то часть маминых нервных клеток, то почему бы им не воспользоваться?

comments powered by HyperComments