Билингвальный ребенок — это круто. Нет, правда, это ведь просто потрясно, когда вот так сидишь со своей любимкой, читаешь книжечку, а она выдает: “Mama, this is terrible, sooooo terrible!” (Это реакция на картинку, где дрессировщик голову в пасть льву положил.) Или там песня любимая на английском заиграла, и она уже подпевает вовсю, прям как мы сами в детстве. Где-то текст понятен, и можно просто пропеть. А где-то не очень знакомые слова, которые можно заменить белибердой типа “а вода по асфаль турикой”. Или когда сидим, ужинаем в кухне, а она такая: “Mom, look, the box is red, just like a fire-truck, and the paper towel is as white as snow.”

И ты думаешь: не зря все это, классно, насколько проще маленькому человеку будет жить дальше, когда не придется на пальцах объяснять, что хочешь, в общении с иностранцем. И когда что-то важное прочитать нужно, а ты ничего не понимаешь из текста кроме предлогов. Возможности, перспективы, “прокачка мозга”, все так.

А потом “бац!” Ситуация! Яся не представляет как передать свои мысли на русском или украинском, хотя прекрасно знает, как сказать то же самое на английском. Почему так происходит? Просто в повседневной жизни Ярослава больше всего общается со мной. Ну ок, до садика точно было так. Отсюда более внушительный словарный запас на английском, потому что я же только на английском с ней в быту, ну почти всегда. Книжки в большинстве своем — на английском. (Как же можно пройти мимо таких классных книг, и истории поучительные, и картинки красивущие, и формат удобный, в смысле, недлинные, когда читаешь, не приходится прерываться на “потом дочитаем, завтра”.) Вот и получается, что одной из самых часто употребляемых фраз сейчас у Ясика стала “Mama, how’s that in Russian?” Потому что бабушке ведь нужно рассказать о просмотренном вчера мульте, а папе — о том, что вот только что на улице увидели интересное и уже активно обсудили на английском.

Я немного напрягаюсь по этому поводу. Когда оказывается, что понятное слово “pineapple” Ясочка переводит как “чеснок”, потому что ананаса мы еще не ели, и ей что ананас, что чеснок — фиолетово. Или вот машина пожарная или мусорная… На улице всегда такое замечаем, обсуждаем, что за машина, что делает, куда едет, зачем она такая нужна. И потом у нее затык: как же это по-русски?

Подруги, у которых такие же билингвальные дети уже в школу пошли, в один голос делятся: с началом школы количество бытового английского в жизни детей уменьшается в разы. Потому что нужно обсудить, что происходило в школе, нужно сделать уроки, как же ты математику или природу будешь на английском учить? А если детка хочет поделиться тем, что рассказывали на занятиях, то она выберет привычный язык, на котором, собственно, и был урок — украинский. Что-то уходит, и в таком возрасте маме приходится прилагать гораздо больше усилий, чтобы сохранить уровень языка, чтобы не потерять в лексике-грамматике. Но я пока парюсь о том, что Ясе, возможно, русского/украинского маловато.

Хотя сейчас, когда она вполне исправно ходит в сад (ттт), большую часть дня она ведь общается на русском и украинском, слышит, воспринимает. Мое дело, наверное, все же в том, чтобы что-то удержать на уровне, а что-то мягко ввести, например, чтение книг на украинском. (Потому что “их есть у нас” :), но читаем мы их почти никогда :).) Я уже даже покупать опасаюсь, лежат ведь, пылятся. То ли дело виммели всякие, их полистать, истории посочинять можно на любом языке, чем я и пользуюсь, и наслаждаюсь.

Пришел какой-то период сомнений и переживаний. Даже не так, просто переживаний о том, что не хватает Ярославе рідної мови. Я ж просто выросла в учительской семье, чтение с раннего возраста, русская литература, чувство языка…И страх охватывает: а вдруг Яся не сможет так, вдруг так и останутся в ее речи смешные обороты, прямой перевод фраз с английского на русский, типа, “Мама, Спанки такой холодный!” — это когда собачка игрушечная замерзла, и Ясик хочет сказать “Spunky is cold.”

А может, зря парюсь? Билингвы ж лучше обучаются, мозг способен воспринимать больше разной информации, и совсем по-своему, по-особенному. Выровняется?

Уверенность только в одном: английский сокращать я не буду, не могу, да и она требует после сада переключаться на английский. Выработался таки рефлекс. Входим в сад — только на русском. Выходим вечером за ворота — несколько шагов, и она просит “Давай уже по-английски”. Раз даже было так, что я попыталась перейти на English, когда еще не вышли из садика, так Яся расплакалась даже, правило ведь — в саду только на русском/украинском, а правила надо соблюдать.

Кстати, мне самой с ней проще и привычней говорить именно на английском. Какие-то клевые фразы, шутки совершенно особенные. Раньше переживала, что язык простой, мало слов милых, нежных, как у нас, типа, сю-сю. А оказалось, что это просто знаний моих катастрофически мало. И если постоянно учиться и пополнять собственный запас словарный (славься, Google), то общение обретает особый шарм и смысл. А еще мы потом сможем народ стебать, когда Ясик подрастет, ведь нас никто понимать не будет. Ха-ха-ха.

comments powered by HyperComments