Нечасто я пишу о языке, хотя, казалось бы, свою страничку на BadMama я как раз и создавала ради возможности делиться опытом и новостями о билингвальном развитии Ярославы. То психология захлестывает, то насущные проблемы в воспитании в целом. Да и мне самой, каждый день рутинно общающейся с дочкой на английском, прогресс заметен не так сильно. А вот подружки, наши play-mates, после перерыва в общении на месяца полтора (в силу зимы с простудами и новогодней суеты с утренниками и праздниками) отмечают, что прогресс таки есть. И, говорят, нехилый. Слов больше, фраз прикольных каких-то, на которые я уже и внимания не обращаю в повседневном общении. Главное, что я слышу Ясю, слушаю ее и понимаю, что какая-никакая база у нее уже есть. Что язык второй уже есть! И это, конечно, мотивирует и вдохновляет как минимум не останавливаться. (Да куда уж там, я бы и не остановилась, если бы захотела — автоматически после садика хочется на английский переходить, прям язык чешется.)

Есть в нашей билингво-жизни несколько моментов, которые я хотела бы отметить. Это вот из новостей, или из того, о чем стоит знать мамам, планирующим билингвальное воспитание.

Во-первых, это неизбежность родного языка. И его необходимость, как ни крути! Яся пока в качестве второго выбирает русский. Думаю, потому что мы с ней говорим на русском, когда не на английском. Точнее, говорю я. И если уж она переходит на второй — то на русский таки. Я бы предпочитала, чтобы она все же на украинском говорила, но для этого мне самой нужно собраться с духом и в повседневной жизни на него перейти. Ясин папа же говорит на украинском! А Яся с ним на русском… (а я все мечтала, что вот она такая со мной на английском будет болтать и секретничать, с папой — на украинском, а с остальными — как придется, в зависимости от языка собеседника. Ну-ну.) В садике, так складывается, большая часть общения все же на русском, вот она и не склонна украинский выбирать. А жаль.

Сюда же еще одна деталь: в последнее время Ясочка все позже переключается на английский после садика. Раньше как-то выходим за ворота, и все, hello, English. А теперь и ползем, гуляючи, и играем на улице, в магазы заходим — а она все на русском. Я спрашиваю: “А на английском когда уже?” И в ответ получаю: “Завтра.” Нет, само собой, через полчаса, придя домой, мы уже возвращаемся в привычную атмосферу, и в привычный язык тоже. Но не спешит она переключаться.

Подозреваю, что русского и украинского ей таки не хватает. Потому что это вот ее “Mama, how’s that in Russian?” звучит очень часто. Вот она и старается компенсировать нехватку языковой базы, лексической, коммуникативной, уже сознательно, оттягивая переход на английский на попозже.

Во-вторых, я разговариваю с Ясей на английском, вроде и язык есть, вроде и общение живое, и лексики немало, и постоянно что-то в словаре выуживаю и гуглю, проверяю, перепроверяю, прежде чем объяснять и давать слова незнакомые… И все равно, этого мало. Нет, я не сумасшедшая перфекционистка. Но я до недавнего времени и не парилась как-то, а на днях задумалась. Язык-то английский у малышки есть, есть какие-то знания, понимание и умение передать мысли и нужды. Объясниться Ярослава на английском сможет (круто, что это уже факт!). Но насколько достаточно этих знаний? На что их хватит? Что будет, когда мы начнем откатываться в языке назад — с началом школы? (Ведь те мамы билингвов, чьи дети уже пошли в школу, в один голос говорят, что бытовое общение на английском с началом школы минимизируется, а то и сходит на нет.)

Однозначно, сколько бы я ни учила язык (большую часть жизни, и весьма усердно), сколько бы я ни работала с ним, этого мало. Ничтожно, мы же не носители, и это не естественная языковая среда. Вот пример. Работаю я. (А занимаюсь я таким интереснейшим делом как custom essay writing для студентов.) И тут у меня эссе — анализ научных статей по психологии развития. И статьи такие научные, и читать их так трудно, что ужас-ужас. Слова вроде знакомые, и складываются в не слишком сложные предложения, но воспринимать и понимать как-то непросто. А об этом еще и написать надо не глупо. И тут приходит ко мне понимание того, что знаний моих и опыта никогда не будет достаточно. Идеального знания языка не существует. Мы не носители и говорим, как нас научили, и знаем только то, что выучили, не больше. Да, мы учимся, каждый день что-то узнаем, и словарный запас пополняем, и все равно этого будет недостаточно.

Так что я решила выдохнуть. Работу я написала, клиент одобрил. Значит, все очень даже хорошо, со знаниями. То, что мы не знаем всего, меня беспокоит, но не слишком сильно. Общаться в быту мы можем, объяснять основные концепции устройства мира Ярославе я пока могу, слова нужные в словарике подсматриваю для точности, и замечательно. Она уже много знает, и выучит тоже немало. Если так сложится ее жизнь, возможно, и в языковой среде получится пожить. Или жить. Так что заданной мной базы ей хватит, а остальное нужное она доберет сама по ходу уже ее собственной жизни.

А решившимся на билингво-воспитание мамам (или тем, кто еще думает о нем, кто сомневается), я хочу сказать: вы крутые, не сдавайтесь, это хорошее решение, большой вклад в будущее малыша. Дерзайте и слушайте только себя!

Hooray for us, в общем, и Hooray for Yasia!Стивен Фрай, “Pocoyo”, конец цитаты.

comments powered by HyperComments