Мы с детьми покормили уток и спешим по делам.  По узкой заснеженной тропинке я качу коляску с дочкой. Сын скачет рядом вприпрыжку.
Впереди идет мужчина с дочкой.
Он нас не видит. Ведет дочку за ручку. Очень трепетно. Но в другой руке у него — бутылка пива.

Я такое очень не люблю. Вскипаю. С ребенком и алкоголем? Ну, как не стыдно, папаша.

Мужчина выкинул бутылку в урну. Идет дальше. И… подбирает новую пустую бутылку, оставленную кем-то.

И кидает ее в следующую урну. А вот бумажка скомканная, фантик, упаковка от сырка… Он все подбирает и кидает мусор в урну.

Меня затопило раскаянием и восхищением. Все не так, как мне показалось сразу.

Он не пьет алкоголь при дочке, наоборот, он показывает ей пример уникального в наше время неравнодушия и гражданской ответственности.

Я сокращаю между нами дистанцию.
Практически подслушиваю его разговор с дочкой.

Он говорит девочке о том, что птичкам нечего есть зимой, и дома они обязательно сделают скворечник из пакета молока.

Дочка слушает внимательно, высоко задирая голову в смешном капюшоне. Дочке годика три-четыре

Они поднимаются по лесенке на мостик. Мы идем следом. И тоже поднимаемся.

Мужчина слышит стук колес моей коляски о ступеньки, оборачивается, торопливо спускается, чтобы помочь мне управиться с подъемом.

— Да ну что вы, — смущаюсь я. — Мне привычно таскать коляску.

— А мне привычно помочь девушке, — говорит он.

Он мне нравится. В обычном, человеческом смысле.

— Мы за вами давно следим, — признаюсь я, когда лестница остается позади.

— Ой, — пугается мужчина. — И что же мы такого сделали?

— Вы чудесные. Вы санитары города. Это невероятно трогательно.

— А, вы про мусор? Так мне не сложно.

— Так всем не сложно. А делают так единицы.

— Только не надо из этого делать подвиг. Это норма.

— Когда все так будут думать, профессия дворника изживет сама себя, — вздыхаю я.

Мужчина улыбается. Поправляет дочке шапочку и очки.

— Как вас зовут? — спрашиваю я, любуясь этой парочкой.

— Саша.

— Саша, я блогер. Я хочу про вас написать.

— А что написать? Вы же про меня ничего не знаете…

— Ох, Саша. Поверьте. Я знаю про вас достаточно.
Вы чудесный папа. Хороший человек. Достойный мужчина. А еще вы…настоящий.

— Ну, скажете тоже, — смущается Саша.

Он скромный.

Его дочка машет нам рукой, мы все машем в ответ, и они уходят в другую сторону.

Я смотрю им вслед. Думаю о том, что от общения с некоторыми людьми становится очень тепло в любой мороз. А еще что я не говорила ему своего имени…

Саша, спасибо тебе, что ты есть.
И что ты — такой.
Побольше бы таких Саш…

Ольга Савельева

comments powered by HyperComments