Ксения Владимировна лет еще с трех, а то и раньше, решила, что непременно станет врачом. Периодически она сомневалась, меняла «показания» и думала стать то психологом – как мама, то математиком – как папа. Такие терзания свойственны и нормальны для любой растущей личности. В какой-то момент дочь остановилась на докторе – с той же степенью убеждённости, с которой она знала своё имя. Нельзя сказать, что она часто играла в доктора или особо любила эту ролевую игру, она была сродни любимой книге среди нескольких любимых, стоящих на полке.

Можно было предположить, что у малышки был тесный опыт взаимодействия с врачами, может быть даже негативный, и поэтому ее выбор пал на доктора. Но в нашем случае всё иначе. Свой выбор она объясняла тем, что доктор заботится, помогает. Опыт взаимодействия с врачами у нее был, как и у всех детей – типичные осмотры педиатра, прививки и комиссия перед садом.

Итак, выбор сделан. Родителям был задан миллион вопросов на эту тему: когда я уже начну работать доктором? можно ли после сада сразу начать работать? почему доктор так долго учится? можно ли сразу лечить всех – и детей, и взрослых, и животных? а разве болеют доктора? Одновременно с этим, дочь поясняла, что уже знает, как обследовать пациента и выписывать рецепт; обладает базовыми знаниями, необходимыми для работы доктором.

Года в четыре, когда муж сказал, что скоро научит дочку водить машину, Ксения удивленно ответила, что собирается стать доктором и не сможет сочетать вождение машины и лечение пациентов. Мы объяснили ей, что доктор может выйти замуж, родить детей, водить машину, рисовать, петь и делать многое другое. Радости ребенка не было предела, ведь раньше она была убеждена, что доктор может только лечить!

Недавно уверенность в будущей профессии снова пошатнулась. Мы сходили на мультфильм, где главная героиня была балериной. Она взлетала, словно лебедь, кружась в лёгком танце, а маленькая пятилетка смотрела, не отрывая глаз. Придя домой, дочка пыталась повторить все па, увиденные на экране. А утром меня настиг вопрос: «Мама, я ведь доктором стать собираюсь. Могу ли я передумать? И балерина — это профессия? Я вот подумываю стать балериной, а не доктором». Я вздохнула, оценила всю серьезность ситуации, и мы поговорили про возможность изменить сделанный выбор, про сложности профессии «балерина» и «доктор», после чего дочь выдохнула и сказала: «Я подумала и решила, что все же буду доктором. Еще немножко подумаю, но вряд ли передумаю…»

Пятилетние маленькие леди – удивительные люди, иногда дети, а порой – вполне взрослые и очень глубокие человечки.

Откуда же у детей появляется интерес к игре в доктора: влияние родителей, игрушки, собственный опыт?

У меня была когда-то мечта стать детским врачом, но отсутствие медицинского ВУЗа в городе, где мы жили, и возможности уехать жить в другой город повлияло на окончательный профессиональный выбор в направлении психологии. Сразу опережу возможные реплики про трансляцию несбывшегося желания мамы дочке. Желание хоть и не исполнилось в первоначальном виде, но всё же медицинский вуз мне окончить удалось – я стала клиническим психологом.  С другой стороны, печальные примеры друзей, получивших профессию по выбору родителей, убедили меня в том, что давление в этом вопросе неуместно. Но, безусловно, родители могут направить и поддержать детский интерес к профессии. Многих детей, начиная с трёх-четырёх лет, родители начинаю водить на кружки и секции. Это, с одной стороны, даёт родителям успокоение и ощущение, что «ребенок чем-то полезным занят», «в жизни пригодится», «не будет слоняться без дела», «ребёнку раскроют талант», с другой – позволяют детям попробовать широкий круг деятельности, с тем чтобы «нащупать» то, к чему есть способности. Но вернемся к профессии доктора.

Детские игровые наборы доктора сейчас продают разнообразнейшие. Причём, если в моем детстве они ограничивались пластиковыми инструментами, дополненными элементами от советского прибора для измерения давления и подручными баночками и пластырями из аптечки, то сейчас они снабжены халатами, тележками, реанимационными наборами и капельницами. И появляются они у мальчишек и девчонок чуть ли не с годовалого возраста. С их помощью дети проводят подробный осмотр заболевших родителей, высвечивают фонариком маме и папе уши и горло, заклеивают пластырем разные участки тела, ставят фантастические диагнозы («перелом ушей», «вывих тела», «поломка языка», «температура 44,5»), делают уколы и пр. А когда вечером родители мечтают занять горизонтальное положение и минимизировать внешнее воздействие на своё уставшее тело, а чадо требует внимания, – игра в доктора просто незаменима. Тебя бинтуют, протирают чем-то, слушают – но ты при этом лежишь, а не играешь в лошадок или цирк. При этом сохраняется драгоценный контакт между родителями и детьми.

 Mandatory Credit: Photo by Burger/Phanie / Rex Features ( 720854dc ) Model released - 19 month old baby receiving vaccination. Various

Игра в доктора не только яркая и привлекательная, но и очень понятная для большинства детей. Ведь слова «тётя доктор тебя просто посмотрит», «какая интересная слушалка у тёти доктора на шее», «тётя сделает маленький укольчик, как комарик, и все пройдет», – звучат почти с самого рождения, а посещение детской поликлиники имеется в опыте каждого ребенка с пеленок. Подчас у детей с детства формируется боязнь и недоверие к врачам и родителям, потому что обещанный быть легким укусом комарика укол оказывает болезненным, а прикосновение врача не быстрое и легкое, а приносит неприятные ощущения. Если трех-четырехлетнему ребенку необходимо взять кровь из пальца, не стоит ему говорить, что он ничего не заметит или будет ощущение, что его слегка ущипнули. Важно честно сказать, что может быть немного неприятно, что мама или папа будут рядом; рассказать поэтапно, что будет происходить, зачем требуется спиртовая салфетка, пробирка и т д.

Когда у Ксении Владимировны в четырехлетнем возрасте брали кровь из пальца, медсестра (из обычной поликлиники, а не специализированного платного центра!) проявила себя как удивительно тонкий и подготовленный специалист. Сперва она расспросила дочку, лечит ли та животных и кукол; потом рассказала, для чего берут кровь и что она будет с ней делать, зачем нужна салфетка, пластиковая колба для забора крови, стекла и т. д. Дочка с интересом слушала и вникала в детали. И предупреждение медсестры, что именно сейчас будет не очень приятно, было точно вовремя сказано. Такое бережное отношение к детской психике очень важно и формирует доверие как к тому, что говорят родители и врачи, так и к медицине в целом.

Помимо того, что это самая простая ролевая игра, она еще и психотерапевтична. Довольно часто посещение доктора становится испытанием для малышей (про родительский стресс я сознательно умолчу, так как это потребует отдельного рассмотрения), поэтому именно в игре в доктора можно все отрепетировать, проиграть разные сценарии и сгладить возможные страхи.

Помню, как с первого класса из-за проблем с осанкой мне пришлось часто бывать у врачей-ортопедов. Они изучали мою спину, назначали процедуры и заставляли попереживать мою любимую маму. Так вот, дома я брала удобных пупсов, кукол и рисовала им шариковой ручкой позвоночники, делала физиопроцедуры с помощью марли и теплой воды, назначала гимнастику и т. д. Одним словом, проигрывала весь опыт, полученный в поликлинике, с куклами. Конечно же, вместе с мамой. И так мне было хорошо и весело от того, что я была не только пациенткой, но и домашним детским врачом-ортопедом!

Детям важно проигрывать свой опыт взаимодействия с врачами; в этих играх всплывают страхи, переживания и опасения детей. А родителям важно быть внимательными и, по возможности, в них участвовать, направлять на положительный финал. В детских игровых сценариях может всплыть страх болезни, докторов, которые могут не вылечить или не приехать, и даже тема смерти. Последняя тема важна и особо чувствительна для ребенка, но о ней я напишу в отдельной статье.

 

Наша любимая пятилетка знает лет с двух-трех, что такое аллергия, красные пятнышки на коже, спокойно реагирует на неизбежные различия в рационе – своём и своих сверстников. Вспоминаю, как тревожились поначалу наши воспитатели, боялись случайно дать ребенку что-то запрещенное. Но Ксения в случае сомнений сама направляла воспитателей, объясняя, что ей можно кушать, а что нет.

Замечу, что дочь не чувствует себя обделённой в связи с пищевыми ограничениями. За несколько месяцев до сада нам с мужем удалось в игровой форме показать Ксении, что эти запреты – ни что иное, как обычные, естественные различия между детьми. У кукол, мишек появлялась в игре аллергия, они ухаживали за кожей с помощью крема, ходили в сад, где каким-то персонажам можно было есть все, а каким-то не все. А когда в четыре года нам предстояло сдавать аллергопробы, в ход опять пошли игры – мы поэтапно все отрепетировали с дочкой друг на друге, выбирали аллергены из кучи баночек, делали уколы и выписывали заключение, учились дышать плавным дыханием в случае неприятных ощущений. И уже на самих пробах Ксения бодро рассказывала медсестре, что и зачем она делает, и дышала в момент самого «царапания» кожи плавным дыханием, сидя у меня на коленях.

Не могу не вспомнить еще одну историю. Однажды летом мы с мужем учились на двухдневных курсах первой помощи. Вдохновленные первым днем обучения, мы рассказывали и показывали вечером нашей пятилетке, как делать сердечно-легочную реанимацию (СЛР) детям, что такое устойчивое боковое положение и т. д. Мы спасли немало кукольных жизней, сделав нашим игрушечным пациентам СЛР и маневр Геймлиха. Ксения поняла: потерял сознание или подавился — не значит умер. На второй день обучения мы поехали на занятие вместе с дочкой. Занятие началось с повторения пройденного материала. Дочь, по просьбе инструктора и к немалому её удивлению, показала на детском манекене все основные этапы спасения. Аплодисменты группы слушателей-взрослых и нескольких подростков были приятной наградой маленькому спасателю. Удивительно то, что даже спустя несколько месяцев, когда мы с мужем стали повторять изученный алгоритм действий, дочь не только активно участвовала, но и давала нам неожиданно точные подсказки. Я совершенно уверена, что эти полезнейшие занятия помогут дочери при случае не испугаться в критической ситуации, а начать действовать.

Детская игра в доктора – отличный инструмент для родителей, который при грамотном использовании позволит вести чудесный и содержательный диалог на тему врачей, лечения, поведения в критических ситуациях, связанных со здоровьем больших и маленьких людей.

Екатерина Марченко

comments powered by HyperComments