Я недавно в школе у детей увидела этот плакат, и на меня нахлынули воспоминания. Отвратительные, чудовищные, без капли преувеличения.

Bullying – страшное, неприятное понятие, которое сложно перевести на русский язык одним словом: это и травля, и унижение, и обижательство. Это то, что присутствует в школах на всех континентах – Австралия, Азия, Африка и в России это есть, и в Штатах, и в нашей расчудесной Алабаме.

Когда у тебя отбирают мелочь для завтраков – это буллинг.

Когда тебя засовывают в мусорный контейнер (фильм «Ученик» Серебренникова, слишком перехваленный критиками») — это буллинг.

Когда мальчик бросается с 14-го этажа и головой напарывается на подставку для мусорного контейнера, насмерть, потому что его в ПТУ травили (случай от тети Гали, кажется, в ее дворе это произошло? Мама, ты помнишь?)

Когда моя коллега рассказывала, что ее племянницу обижали в школе, учебники засунули в унитаз – это буллинг.

Я помню, как в моей школе девочку заперли в туалете для мальчишек – это тоже буллинг. Щелбан по башке от рослого одноклассника? Нормально, нет? Ты прыщами покрыт от линии волос на голове до пяток, и каждый соученик это комментирует – нормально? Все белые, арийцы, а твоя кожа цвета земли, и это отмечают нежно, ненавязчиво, но отмечают – это нормально? Разрез глаз тоже подкачал, бывает, не такой ты, но все же быстренько начали самоутверждаться, со скоростью сперматозоида – нормально, нет?

Людям свойственно самоутверждаться, часто за счет других. Мои дети, которым посчастливилось (или нет?) появиться на свет одновременно, тоже самоутверждаются за счет друг друга. Когда дети, тинейджеры, подростки самоутверждаются – это буллинг. Когда это делают взрослые – это беспредел.

 

Я вспоминаю детство в Хабаровске, мой детский сад. Так, командовала воспитательница, сели, коленки вместе, руки на колени, и так сидим! (В Алабаме ее за это приговорили бы — если не к пожизненному, то к волчьему билету с отводом от педагогической деятельности уж точно).

Это еще не все. Детей ставили в угол, со спущенными штанишками. И это еще не все. Ставили со спущенными трусами перед всей детсадовской группой. И это еще не все. Воспитатели угрожали: «Мы спустим с вас штаны, и вы так пойдете по всему детскому саду, чтобы вам было стыдно! Боже, мне стыдно даже вспоминать об этом, даже писать об этом! А еще воспитатели угрожали, что особо непослушным мальчикам они будут «втыкать иголки в пиписьки», это нормально?

Когда я была взрослее, рассказывала о детском садике маме, она была в шоке.

— Катя, почему ты об этом не рассказывала?

Да потому, что мне это казалось нормальным. Мне никто и никогда не говорил о том, что это ненормально! В школе, в начальных классах, моя учительница била нас указкой по рукам, пластмассовым треугольником по рукам и по голове, иногда приговаривала: «О боже, я за эту неделю уже три треугольника о вас сломала, такие вы ужасные».

И мне это казалось нормальным, мне же никто не объяснял, что это ненормально!

Сейчас я наблюдаю систему образования в Алабаме (кстати, рейтинг образовательных учреждений Алабамы один из самых низких в США, кажется 48 место из 50). Но! Детям объясняют про буллинг с самого начала, с K-grade (Kindergrten, минус первый класс): никто не имеет права обижать вас словами, руками, ногами, никакими действиями.

Словами – объясняется отдельно, как это, что. Если вам неприятно, то вам неприятно, скажите учителю. Если вы не можете справиться – скажите учителю. И дети с 5 лет понимают, что такое буллинг: это то, что ты не позволишь по отношению к себе и к другим. Это нарушение физических и психологических границ. Это неправильно и это карается.

Кстати, про прикосновения: по-моему, в Европе с этим совсем ужас, но в нашем захолустье ученики обнимаются с учителями, Дина каждый раз кидается на шею своей любимой Миссис Вомак. И американский флаг при этом не бледнеет и не кидается оземь с флагштока. И еще раз вернусь от общего к частному. У меня дети-двойняшки.

Это немного особая тема, понимаете, они одновременно пришли в этот мир и чаще конкурируют, нежели дружат, ну вот так. Но когда Марк отбирает у Дины игрушку, а она вопит: «Hey, stop it, you’re bullying», его это очень сильно охлаждает. Он стыдится быть bullying. Потому что быть bullying – это позорно, некрасиво, и вообще некомильфо.

Екатерина Волошина

comments powered by HyperComments