Как собственными руками сделать городскую среду более комфортной для жизни с ребенком? Молодые мамы Анна Вукс и Ольга Мирцало нашли способ сделать это, и теперь делятся своим опытом.

Наши города плохо приспособлены для родителей с младенцами. Но по-настоящему это ощущаешь, только когда сам становишься родителем. До сих пор беспроблемные места и маршруты обрастают препятствиями, когда с тобой младенец в коляске.

Общественный транспорт, загроможденные тротуары, лестницы без пандусов — город словно говорит нам: «Родили? Сидите дома. Увидимся годика через три».

Часто так и получается: родители с коляской курсируют между ближайшими парками и площадками, и без необходимости стараются не покидать свой район.

Но выпасть из жизни, пока малыш не вырастет из коляски и памперсов — не обязательное условие родительства. Родители маленького ребенка — полноправные члены общества, хотя свои права им порой приходится всерьез отстаивать.


Анна Вукс 
глава общественной организации «ПроМам»,
мама годовалой Соломии.
г. Белая Церковь

Я делаю город удобнее в первую очередь для себя

На самом деле, все улучшения в городе я делаю, в первую очередь, для себя. Сталкиваюсь с проблемой — предлагаю варианты решения.

Я — мобильная мама, с трехнедельного возраста всюду беру дочку с собой, и хорошо знаю, как у нас обстоят дела с транспортом. Вызвать такси с автокреслом почти невозможно. Об общественном транспорте и говорить не приходится.

Однажды нас с дочкой просто выставили из троллейбуса бабушки с тележками. «Женщина с коляской, вы занимаете слишком много места, выйдите, пожалуйста».

Я была крайне возмущена. Пошла на прием к мэру, отсидела четыре часа в очереди. Мер выслушал и сказал: я отец троих детей, готов помогать, чем могу.

Мы нашли инвесторов и напечатали наклейки, чтобы отметить места для инвалидных колясок и родителей с детьми. У нас в городе всего 12 троллейбусов, в которые можно заехать с коляской, так что наклейки обошлись недорого.

Потом попросили руководство троллейбусного парка расклеить эти наклейки, и обучить кондукторов, чтобы они контролировали этот момент. А чуть позже все маршрутки, троллейбусы, автобусы сделали у себя отдельные места для беременных и пассажиров с детьми.

Вначале народ протестовал: я купил билет, почему я должен вставать?

Со стороны бабушек была вообще священная война: они же считают троллейбусы своим личным транспортом. Но сейчас, несколько месяцев спустя, мамы с колясками уверенно идут на среднюю дверь, и никто им слова не говорит. Люди видят, и сами уступают место.

Без юриста было бы трудно

Все наши проекты мы делаем вдвоем: я и еще одна мама, юрист в декрете. С меня – идеи и связи с общественностью, с нее – юридическая поддержка. Прежде чем внедрить какую-то идею, она проверяет, насколько это законно, пишет письма для согласования.

Без помощи юриста было бы очень трудно, потому что каждый шаг требует согласования в нескольких инстанциях.

У нас много высоких тротуаров, с которых невозможно аккуратно съехать. Ассоциация инвалидов предложила нам 20 комплектов резиновых треугольных башмаков, которые обычно ставят в таких местах. И оказалось, что установку каждого нужно согласовать в трех инстанциях: Благоустрий, полиция и дорожные службы. Причем это было совершенно законное требование, а не палки в колеса.

Мы проводим встречи для мам каждые две недели. На «массовые мероприятия на открытом воздухе» тоже нужно разрешение от трех инстанций.

Или вот проект, который только на днях решился. В нашей детской поликлинике нет пандусов. Чтобы попасть с малышом на УЗИ или к кардиологу, коляску нужно либо оставлять на улице, где ее даже пристегнуть не к чему, либо руками затаскивать на нужный этаж.

Мы нашли инвесторов, которые согласились вложиться в эти пандусы. Но утрясать разрешительные моменты пришлось долго. Так что без юриста было бы очень трудно.

Городская власть поддерживает, бизнес — нет.

Как ни крути, все структуры, с которыми нам приходится взаимодействовать, подчиняются городской власти. Они в любом случае будут ждать распоряжения мэра. Поэтому я не делаю лишних движений. Если есть проблема — сразу иду к мэру и говорю: у нас такие предложения, посодействуйте пожалуйста.

Мэр охотно идет навстречу, особенно если все действия мы берем на себя, и от него требуется только поддержка.

С частным бизнесом сложнее. В офисах и магазинах пандусы если и есть, то пользоваться ими невозможно. То перил нет, то спуск под углом 45 градусов, то в стену упираются.

У нас есть детские магазины, куда попасть с ребенком невозможно.

Но воздействовать на бизнес мы можем только просьбами, но просьбы не всегда работают. Если собственникам не интересны клиенты, все, что в наших силах — это ответить им тем же. У нас есть родительская группа в Вайбере, и девочки пишут там: «Вот, такой-то магазин нас не любит. А рядом есть другой магазин, там нас любят».

«Скорая помощь» в вайбере

В интернете мы начинали с городской группы для мам Вконтакте. В группе 6 тысяч активных родителей с интернетом. Это внушительная аудитория. Когда надо было установить резиновые съезды, мы не ходили по городу, не смотрели что и как, а просто написали в группу: можем сделать такое, пишите, где это надо.

Сейчас в вайбере создали группу, что-то вроде городской «Скорой помощи». Мы подключили туда все городские службы: полицию, аварийные службы, Благоустрий, и тд.

Если мама на прогулке видит, что не работает светофор, прорвало канализацию, нет освещения вечером, она делает фото, отправляет в группу, и ответственная служба реагирует достаточно быстро.

Ольга Мирцало
основательница и модератор сообщества «Київ дружній до батьків і малюків»,
мама двухлетнего Левка
г. Киев

Если вы знаете чего хотите, найти того, кто может помочь, очень легко

Став мамой, я вдруг обнаружила, что в наших общественных пространствах не рады посетителям с маленькими детьми.

Родителей у нас готовы видеть в парках, в развлекательных центрах. Но никаких театров, кино, музеев.
Все это предполагает тишину, определенную атмосферу. А тишина и младенцы — понятия не всегда совместимые.

Я поняла: если не хочу на три года выпасть из привычной жизни, нужно что-то делать. А когда вы знаете, чего хотите, найти того, кто за это отвечает и может вам помочь, очень легко. Конечно, нужно, чтобы этот человек тоже хотел пойти вам навстречу. В нашем случае получилось именно так.

Мы в Фейсбуке договорились о встрече с Людмилой Горделадзе, директором кинотеатра «Жовтень», и предложили ей идею: дневные киносеансы для родителей с детьми. Ведь если в зале только родители и младенцы, никому не придет в голову жаловаться на шум и прочие детские проявления.

Это было бизнес-предложение в первую очередь. Директор сомневалась, что проект будет востребован среди родителей, а мы постарались показать, почему кинотеатру это выгодно.

В разных поколениях разные материнские практики.
Людям постарше бывает трудно понять, что сегодняшние родители хотят чего-то другого, чем просто сидеть в парке и смотреть на спящего ребенка.

В результате все получилось довольно плодотворно. В среднем на сеансе до пятидесяти человек. Учитывая, что это дневные сеансы по вторникам, я желала бы каждому кинотеатру такой посещаемости.

«Кино 0+» — это проект не для детей, а для родителей

Каждую неделю в «Жовтне» проходят наши «Тихие сеансы». Кинотеатр предлагает нам четыре фильма из тех, что идут в прокате, и родители у нас в сообществе голосуют, что хотят посмотреть.

Проект называется «Кино 0+», но мы делаем его не для детей, а именно для родителей.  Из 18 сеансов, которые уже состоялись, мультиков было всего четыре. На следующем сеансе будет вообще документальный фильм на английском.

Наша аудитория — «декретные» родители с детьми до трех лет.

Обычно чем младше ребенок, тем больше шансов насладиться фильмом. Когда выключается свет, груднички чаще всего просто засыпают. Деткам постарше нужно уже больше внимания.

В этом возрасте детей мало волнует то, что происходит на экране. Им интереснее играть и взаимодействовать. Мы устраиваем под экраном импровизированную игровую площадку, дети возятся на ней, и родители могут смотреть на экран, и поглядывать на ребенка.

Понятно, что это не те сеансы, когда мы просто приходим, садимся и смотрим. Дети играют, никто на них не шикает. Но взрослые киносеансы тоже редко проходят в тишине: кто-то обязательно начинает громко разговаривать, или по телефону общаться. Так что детский сеанс по уровню шума не слишком отличается от обычного взрослого.

Игровой комнаты недостаточно, чтобы быть «семейным» заведением

Наше фейсбук-сообщество собралось вокруг идеи продвигать установку пеленальных столиков в общественных местах. Мы писали петиции, подавали проекты в общественный бюджет участия. Но до сих пор не получилось добиться, чтобы в общественных местах можно было с комфортом и никому не мешая переодеть ребенка. А переодевание ему может понадобиться в любой момент.

У нас многие заведения открывают детскую игровую комнату, и начинают называть себя «семейными». Но это поверхностный подход. Родители приходят в «семейное» заведение не сдать ребенка в игровую, а поесть, отдохнуть и без стрессов провести время. И для начала они должны без проблем заехать туда с коляской.

Если в «семейный» ресторан ведут 30 ступенек, нет ни пандуса, ни лифта, то это не семейный ресторан. Если есть стульчики для кормления, а пеленального столика нет  то же самое.

Либо же семья с точки зрения собственника — это родители с ребенком старше трех лет, который уже вышел из памперсов. А родители младенцев снова-таки выпадают из общественной жизни. Их не считают целевой аудиторией.

Лучшие примеры семейных заведений получаются, если собственники и сами — родители. Тогда они понимают настоящие потребности семьи.

Мы в нашем сообществе сделали интерактивную карту мест, дружественных для родителей с детьми, и постоянно ее пополняем.

Не надо ждать, что кто-то бросит свои проблемы и начнет решать наши

Как оказалось, делать что-то своими силами получается быстрее и лучше, чем добиваться этого от городской власти.

Музеи, театры, культурные организации и хотели бы стать более дружественными к детям, но они страдают от бюрократии. Они не могут через бухгалтерию закупить те же пеленальные столики: нет такой статьи расходов, и любая проверка к этому придерется.

Мы организовали акцию «Подари столик» — поощряем родителей, чьи дети выросли, передавать нам свои пеленальные столики и подушки, а мы отдаем их таким организациям.

Или вот, например, музей Ханенко, с которыми у нас тоже общий проект «Культурный декрет». Передвигаться с колясками по лестницам было проблемно, изменить архитектуру — нереально.  Мы закупили для музея несколько прогулочных колясок. Теперь родители могут свою коляску оставить внизу, а на каждом этаже усадить малыша в бесплатную коляску музея, и спокойно прогуливаться по залам.

Главное, что нужно понять: если мы хотим что-то изменить, нужно брать и делать это.

В нашем обществе есть много проблем в самых разных направлениях. И ждать, что кто-то бросит свои дела и начнет решать наши проблемы — нереалистично.

Потому свои проблемы нужно озвучивать, и делать все, что можем: оставлять записи в ресторанах, где нет удобств для ребенка, звонить в КГГА с запросами понизить бордюры, поставить пандусы, звонить в Киевпастранс и требовать, чтобы водители парковались ближе к остановке, и можно было заехать в транспорт с коляской.

Нужно просто объединиться, и занять активную позицию в отношении своих проблем. Когда людей много, делать что-то реально полезное гораздо легче.

Автор: Наталья Ковтун
Источник

comments powered by HyperComments