Каждой беременной женщине нестерпимо хочется двух вещей: пожрать и сделать ремонт. Все остальное может сильно отличаться, но эти два пункта накрывают абсолютно каждую. Накрывают мощно, стихийно и не вовремя. Если с «пожрать» вопрос можно решить тут же, то с ремонтом все гораздо сложнее.

Сам по себе ремонт – это уже стихийное бедствие. А ремонт с беременной женой и котом – это как побелка стен силами пациентов палаты номер 6… Все очень активные, несогласованные и странно ходят. Дурдом, одним словом.

Причем не важно, какой свежести ремонт в квартире. Она найдет, что перекрасить, переклеить или перестелить. Найдет и до капли вынесет мозг мужу, который только-только расслабился от пережитого токсикоза.

«Дорогой, тебе не кажется, что потолок не кипельно-белый?.. И обои какие-то мрачные… Нет, не кажется? Ну посмотри же! Просто депрессивные какие-то! А должны быть цвета слоновой кости…» И она затаскает уставшего мужа по строительным магазинам в поисках того самого оттенка обоев. «Какая же это слоновая кость??» — обиженно воскликнет 8-мимесячный живот, тыкая продавцу в обои цвета слоновой кости. «Неужели вы не видите?! Это же цвет лилий!»

Она вынесет мозг всему персоналу магазина, потому что все, сбившись с ног, будут искать именно ТОТ цвет и не просто слоновой кости, а кости молодого слона. Понимаете? Молодого слона! И когда она, наконец, купит обои и уйдет, весь магазин выйдет покурить. А некоторые, особо впечатлительные, вообще уйдут из профессии. Потому что беременных за день приходит штук восемнадцать, как минимум. Это такая вековая традиция у беременных – делать ремонт.

Наша квартира просто просила ремонта. Истошно кричала мне в самое сердце: «Как?? Ты принесешь ребенка в комнату с не новыми обоями?? Тыжемать!» И не важно, что обои были вполне ничего… и потолок… и пол… Не важно. Я мать и точка. Сначала мы решили делать ремонт силами нанятых рабочих. Муж загонял с утра какого-нибудь умельца, я уходила с котом в другое помещение и так мы и жили целыми днями. В какой-то момент, постоянное присутствие чужого человека стало меня раздражать. У умельца не всегда получалось как надо, что стало раздражать мужа. Кот так вообще всем телом негодовал.

В общем, мы решили, что остальное доделаем сами. Кот не возражал, потому что постоянно жить в страхе за свою собственную жизнь ему категорически надоело. И мы начали. Всего-то… прихожая и кухня. Легкий косметический ремонтик. Наилегчайший! За пару дней справимся. Ага… Мы делали его месяц! Весь мой девятый месяц беременности! Так как я умирала со скуки, то ремонт – это было мне интересно. Но моему мужу, умирающему после работы от усталости, интересно было не очень.

Еще очень радовался кот. Это вообще по-моему было самое яркое событие в его холостяцкой жизни, после кастрации. Он так радостно прилипал к ярко-синей грунтовке и с таким восторгом прыгал на засыпанные штукатуркой газеты, что я готова была отдать его в добрые руки прямо сейчас! С лотком, двумя мисками, расческой и годовым запасом корма! Но так как я была беременная и мне нельзя было нервничать, то я спокойно отдирала его от грунтовки и начинала стричь как барана. Дело в том, что у меня кот от барана отличается разве что отсутствием кудрей и мозгов. А так один в один. Размер, вес, длина и фактура шерсти. Поэтому его легче подстричь, чем отмыть. И будучи абсолютнейшим дураком с рождения, он не понимает слова «брысь» вообще! Ему просто интересно и он хочет быть везде и сразу. Такой кот.

В коленно-локтевой позиции, я намазывала обои клеем. Очень полезная для беременных позиция! Намазывала медленно и тщательно. В животе крутилась дочка, я доползала до конца, поворачивалась и… истошно кричала: «БРЫСЬ!!!» Довольный как слон, кот сидел своей волосатой пятой точкой на свеженамазанных обоях! Сидел и смотрел на меня, как будто это у нас игра такая – я мажу, а он жопой прилипает… «Брысь» раззадоривало его еще больше, и я в гневе ползла (живот же!) к нему, чтобы спихнуть его с обоев. Иначе никак. Он дурак! С рождения! И он не спихивался!.. Он думал, что это опять игра, падал на бок и переворачивался на спину, раскинув конечности и призывно сверкая глазами! В обойный клей! Волосатый, как баран, кот! ААААааааа!

Еще мне очень нравилось отдирать обои. Такое медитативное занятие… Вжик, вжик… Примерно как отдирать обгоревшую на солнце кожу, с подруги. Слой за слоем… Я очень старалась! Получалось очень красиво! Ровно до высоты моего роста все было отодрано. Выше никак… я же беременная. В оторванных обоях валялся обалдевший от счастья кот, а муж, каждый раз, приходя с работы, грозился вывезти меня за пределы страны. Потому что «ТЫ ЧТО, С УМА СОШЛА???» Волновался очень. Эх… ничего он не понимал… Это же так расслабляет и так затягивает! Вжик, вжик… Ножечком подцепил и ррраз кусочек. А если повезет, то ооочень большой кусок может получиться. И радуешься, как ребенок. Вжик и кота целиком накрыло.

Потом я решила, что ванну надо непременно покрыть новой эмалью. Ну не в старую же младенца класть! Приехал милейший дяденька, поздоровался со мной, с животом и отдельно с котом. Прямо так и сказал: «Здравствуй, кот». От неожиданности кот чуть не обкакался от страха и в шоке побежал прятаться… в ванну. Дяденька переоделся в рабочую одежду и надел маску, от чего сразу сделался важным и страшным. Как ликвидатор аварии на чернобыльской АЭС. Он решительно подошел к ванной и нараспашку открыл дверь. Кот, конечно, не ожидал такого поворота. Он даже похудел как-то сразу. Сделался впуклым и некрасивым. Он видимо подумал, что именно так выглядит кошачья смерть, в белых обносках и в маске.

Поэтому он сначала побежал в одну стену, потом в другую, а потом ринулся в ноги ликвидатору котов. Но так как по фигуре мой кот, как баран, то просочится между ног он сразу не смог. Буксовал секунды две, отчаянно борясь за жизнь! Ликвидатор, конечно, тоже испугался… Не каждый же день у тебя между ног бараны застревают… Сначала дяденька долго колдовал в закрытой ванне. Даже скучно стало. Потом я обнаружила его лежащим головой в ванную, а телом в прихожую. Коту эта позиция тоже очень понравилась и, сжираемый любопытством, он довольный, из-за угла разглядывал поверженного ликвидатора. К концу работы, когда мастер переоделся и опять стал человеком, они помирились. Он попрощался со мной, с животом, сказал: «Прощай, кот» — и удалился, оставив нас со сверкающей ванной.

Алиса работу мастера вообще не оценила и полюбила купаться в ней только к 6-ти месяцам. А еще ей было совершенно все равно, какие у нас обои, пол и потолок. И да, отдельное спасибо мужу за терпение, терпение и еще раз терпение

Алена

comments powered by HyperComments