Знаю, что вопрос странный и я немного спекулирую на слове живые. Ну, вы понимаете, о чем я…

Бодренькие, весёлые, активные малыши, которые находятся там, где и должны — в детстве. И там, где не все им рады — в ресторане. С одной стороны, ресторан и детство вещи не совсем совместимые, с другой ресторан, ресторану рознь. И жизнь и ресторан пересекаются, а в первом — бывает попадаются дети.

Множество ресторанов по всему миру декларируют политику 14+ и там вы точно не встретите босоногого Илью, который разрисовывает карандашом стены и пол. В ресторан 14+ можно носить дорогое винтажное платье, сидеть на антикварных стульях начала прошлого века, уделять внимание еде и компании в которой не будет Ильи в подгузнике. И это гарантировано. Часто рестораны со звёздами и розет тоже указывают этот критерий в политике заведения.

Следующим фильтром можно считать ценовую политику заведения. Если вы точно не хотите встретиться с ребёнком в ресторане — ходите в рестораны, где салат стоит 350-400 грн, там всегда очень мало детей. В ресторан премиального сегмента редко ходят с детьми, а если и ходят, то с няней. Значит есть человек, который будет общаться с ребёнком, а если ребёнок занят — он не будет сходить с ума. Точно говорю. Тем более, когда ребёнком занимаются вне ресторана и он привык к тому, что не нужно всеми способами привлекать к себе внимание и манипулировать тем, что вы на людях. А здесь няни мало и не в ней дело.

Ещё я сравниваю ребёнка в ресторане с подвыпившей женщиной. Если женщине мало уделяют внимания она крутит попой, стреляет глазами, привлекает внимание звуком каблуков, одним словом делает все, чтоб её заметили, как и орущий малыш, который может не просто сходить с ума (как пьяная женщина), но и включать типичные для обоих — перепады настроения. Выходит, что общественные места — это зеркало или месть за поведение наедине с маленьким или большим человеком. Суть не меняется. Только одному из героев нужно пару бокалов вина, чтоб дать чувствам волю, когда дети и так свободны в выражении их. Что там говорят? «У пьяного на языке» можно применять и к детям — но они всегда искренни в чувствах и без вина. Нет разбалованных детей, есть дети которым не уделяют внимание, не слышат их и не уважают. Разбалованный ребёнок — звучит, что ему очень многое дают и в избытке. Но это не так. Он призывает на помощь толпы людей, которые сидят в ресторанах и кафе. И пытается сказать что у него жажда и голодание любви, и что дома его не замечают. Либо, его не научили самостоятельно играть, что тоже значит, что проигнорили.

Теперь о шкале нормы. Конечно, о моей шкале, это же мой текст. Мое становление происходило не на территории бывшего СССР, поэтому я люблю босые ноги в кафе у малышей, ползающих по полу в супермаркете детей, слюнявых новорожденных на плечах у пап в общественных местах. Но тут момент — я люблю человеческих детенышей. Если они не ведут себя вызывающе, я люблю их и уважаю тот факт, в котором они хотят побыть со своими родителями. Они не идеальны, могут залезть с ногами на диван, могут ковыряться в носу, могут облиться какао, могут заказать и не хотеть это есть — могу точно то, что и взрослые. В свободе, гуманности и толерантности мир прекрасен и сила человечества бесконечна. Они вас не облили и не обидели — ваше раздражение, вопрос к вашему психологу. Только одно но… Можно быть толерантным, но не дураком.

Ещё я отличаю и обозначаю отмороженных родителей и женщин в длинных старых юбках, с гамаком через плечо, которые свою лень выдают за просветление. Они милые, слегка воздушные и блаженные, но «этот номер со мной не пройдёт». Мне абсолютно ничего не стоит сказать: Намасте, следите пожалуйста за свои ребёнком! И пожелать прекрасного солнечного дня поклоннице Вудстока.

Есть и другая крайность. Каждый из нас наблюдал и даже в какой либо мере участвовал в выяснении отношений на людях между родителем и ребёнком. Родитель дёргает ребёнка за руку, выпучив глаза и сквозь зубы обещает уничтожить ребёнка. Родитель думает, что это не заметно, но это заметно. Заметно, что родитель не может корректировать действия ребёнка. Он плохо его знает, не понимает, что делать и беспомощен. Беспомощен в ресторане, в том числе.

Но когда беспомощен человек, у которого нет детей (и может совсем не хочет их), он пришёл позавтракать, а дети бегают и своими резвыми ногами нарушают покой — все усложняется. Дети не орут, не обливают всех горячим супом, а просто смеются, бегают и наслаждаются жизнью. Это безусловно может раздражать, особенно, если жизнь прекрасна только у них. По большому счёту ресторан, который рад детям всегда себя обозначает, поэтому совет — не ходить туда, где могут испортить и без того, хреновое настроение.

Как вы знаете, в наших проектах очень много детей, прям очень-очень, и я наблюдаю самые разные сценарии. Наши гости дают поводы для целой книги, а не только для этого текста. Вот мама регулярно ходит с рыжим малышом, и бесконечно рассказывает ему о форме ложки, которая создана с ложбинкой, чтоб захватывать воду, об официантах, которые заказывают еду на кухне через компьютер, о наших больших окнах и их предназначении. Вот дедушка водит внучку на музыку и ежедневно они выпивают один чёрный кофе и белый какао, вот шумные семьи отмечают свадьбы и поминки. Вот жизнь. В которой, чем она лучше, больше детей, ну я так думаю, это мой текст опять же. Хотя, каждый счастлив по своему.

Если ресторан декларирует и приглашает приходить с детьми — должны быть:

• Пеленальный столик, подставка в туалете 
и около раковины.

• Детское меню из очень качественных 
продуктов.

• Официанты, которые умеют обращаться с 
детьми.

• Администратор или менеджер 
способный оказать первую помощь в 
экстренной ситуации или корректно 
объяснить другим гостям политику 
заведения.

Как видите, в моем списке нет детской комнаты. Она только отдалит ребёнка, который надеялся провести время вместе с теми, кто при любых раскладах, даже если они засранцы и родили и теперь не знают, что делать — любит их и больше всего в мире и дорожит временем вместе.

Если детская комната — это унылая или бестолково-энтузиазная няня с тупым телевизором в арсенале — это не детская комната. В таких комнатах нехватает седативной капельницы иначе дети все понимают. От них захотели избавиться, как от котёнка, который, когда все в отпуске — живет в специальном отеле.

Пусть комнаты будут крутыми. Пусть мастер-классы станут смысловыми, а не «положить колбасу на тесто вот и пицца получилась».

Пусть мы, взрослые понимаем, что дети не идиоты и они всегда возвращают нам то, что мы вложили в них.

Только с одним уточнением — их энергия и мощь в тысячи раз круче нашей.

Даша Малахова

comments powered by HyperComments