Сижу я такая гордая собой, такая взрослая, независимая, а главное — дерзкая, и думаю: вот родители меня авторитарно воспитывали, а я сына буду в другом ключе растить.

Они меня читать-писать в 3 года заставляли, а я сына к алфавиту до сих пор не подпускаю. У нас — Детство — то самое, с большой буквы, где время на погулять и поиграть в машинки.

Они делиться заставляли, а я знаю про возраст «всё моё», я умная, я книжки читала.

Они про секс со мной не разговаривали, а я буду про это говорить.

Они у меня право выбора забирали, а я его сыну с пелёнок даю: в каких трусах сегодня в садик пойдём — в белых в красную полоску или в синих в белый горох?

 

Такое вот воспитание от обратного. Ещё и их поучу, как надо, чтоб они внука не испортили: закидаю их книжками Гиппенрейтер, буду цитировать в ночи Петрановскую абзацами, приглашу вместе посмотреть видео-лекции по осознанному родительству. Вбирайте, дедушка и бабушка, истину, кушайте на здоровье, ложку побольше не принести?

А потом оглянусь назад и задумаюсь. Я, конечно, вся молодец, с принципами, с нравственными ценностями, с оголённым чувством правды и справедливости, но вот кто мне это всё дал? Кто объяснил, что такое правда и справедливость? Кто научил дружить? Сочувствовать? Благодарить? И иногда давать сдачи.

Кто поддерживал, когда было нестерпимо больно? Может быть, не так, как я хотела, но настолько, насколько было возможно.

Кто стоял рядом, когда я спотыкалась, когда билась лицом об асфальт жизни со всего размаху? Кто замазывал зелёнкой мои душевные раны? Да, щипало, и я отбрыкивалась, но помогало ведь.

Кто рассказал и главное показал, как это — любить? Кто напитал меня своей любовью по самую макушку? Так, что сегодня я точно знаю, что умею любить. Отдавать и наслаждаться процессом отдачи…

В общем, пойду-ка я читать Гиппенрейтер в одиночестве, а родители…они и сами справятся с ролью бабушки и дедушки. Как-нибудь без меня. И без Юлии Борисовны…

Лёля Тарасевич

comments powered by HyperComments