Гуляли вчера. Решила начать приобщать Алису к взрослой жизни и прикатила ее на детскую площадку. 9 месяцев уже, как-никак. Не девочка.  

Я села на скамейку, всмотрелась в лица бегающих детей и поняла, что моя дочь здесь самая молодая и неопытная. Чтобы она не чувствовала себя малолеткой, я вынула ее из коляски и поставила себе на колени, лицом к братьям по разуму. Пока Алиса с восторгом наблюдала за мальчиком, катающим какую-то гремящую хрень на веревочке, я наблюдала за мамами…  

В основном все мамы сидели и скучали на скамеечках, пока их потомки копошились в песочнице и свешивались вверх тормашками с горок. Вот оно, счастье материнства, подумала я… Сиди себе… отдыхай…  

Только две мамы выделялись на общем фоне. Они стояли и, не замолчав ни на секунду, что-то обсуждали. Джинсы, кроссовки, асексуальные футболки, стрижки под мальчика, сильные руки и полное отсутствие макияжа выдавали в них убежденных лесбиянок. Если бы не носящиеся вокруг дети… Они были как мама Сара из «Терминатора», только без волос и без терминатора.  

Периодически какой-нибудь ребенок подбегал к одной из этих мам, знаками показывал мол «Вези меня, большая черепаха!», мама брала его на руки и несколько раз высоко-высоко подкидывала. Очень высоко! Видя эту вселенскую несправедливость, к ней тут же подбегал другой ребенок и требовал повторить с ним, то же самое. Тогда она брала его одной рукой за руку, второй – за ногу и крутила вокруг себя так, будто в его гороскопе четко написано, что мальчик – будущий Гагарин. Третьего, жаждущего приключений, ребенка, она переворачивала вверх тормашками и, взяв за ноги, качала из стороны в сторону, так, что его тело становилось параллельно земле, а глаза вылезали на лоб от ужаса и удовольствия.  

Ни один мускул не дрогнул на ее лице, и ни на секунду не прекратился словесный поток, обращенный к подруге. Она не улыбалась. Механически поднимала сильными руками очередного малыша и профессионально готовила его в космонавты.   Вторая мама не отставала и проделывала с детьми примерно то же самое, когда руки ее подруги были заняты чьими-то пятками.  

Я тщетно пыталась понять, сколько там детей и кто чей сын или дочь. Они то рассыпались по площадке, то кубарем съезжали с горки, то запускались в синее небо мускулистыми руками одной из мам.

Потом пришло время уходить домой. Мамы быстро собрали все игрушки, чья-то дочка стала канючить мол брось меня здесь, солдат, сама иди и ешь свой суп. Мама-солдат опустилась перед ней на корточки, посмотрела в глаза и строгим голосом сказала: «We’ll be back мы вернемся».

Когда вся эта орава погрузилась в коляски, я с ужасом поняла, что трое из пятерых участников событий — тройняшки! Двоих мама-солдат посадила в двойняшковую коляску, а третий прицепился сзади. Она попрощалась с подругой и быстро покатила свой выводок, толкая огромную коляску сильными руками.  

Все вопросы отпали сами собой. И короткая стрижка, и мышцы на руках, и одежда, выбранная по принципу «лишь бы удобно», и механическое подкидывание детей. Я с восхищением посмотрела ей вслед, потом с восхищением посмотрела на Алису, поблагодарила боженьку за мою беззаботную легкую жизнь и покатила Алису смотреть на трактор. Интересно же!  

Мамы двойняшек и тройняшек, вы великие женщины! И вы невероятно красивые.

Источник

comments powered by HyperComments