Почему я не могу спокойно говорить со своими детьми? Почему с посторонними людьми могу, а со своими родными детьми — нет? Может быть, от моего чувства гиперответственности и гиперопеки, а может просто от  осознания моей безраздельной власти над ними?

Думается, что именно это чувство собственности, это осознание власти, то, что дети – они мои, они мне подчиняются, им нужно и должно делать то, что видится правильным и нужным МНЕ, и разрешает моему внутреннему Я вести себя так.

Я же не могу властным тоном делать замечания и давать такие «правильные» советы посторонним людям, с ними надо вести себя сдержанно, уважать их мнение и право жить своей жизнью, а со своими детьми – ну с ними же по-другому нельзя, они же по-другому не понимают…

Но ведь это же все для них, для детей, говорю я себе.

Я же хочу, чтобы они были умными, добрыми, получили знания, которые им будут так необходимы в жизни, чтобы они добивались своих целей, умели отстаивать свое мнение, и этот список моих желаний  можно продолжать до бесконечности.

Но дети, они почему- то этого не понимают, никак не могут проникнуться моими посылами.

Почему-то им намного интереснее заниматься своим Майнкрафтом, Лего, сидеть в телефоне, а в это время все нужное и ценное с моей точки зрения пробегает мимо них. Они не хотят смотреть советские добрые фильмы про пионеров, а сказки про Кащея Бессмертного для восьмилетнего сына кажутся «ляльскими», ну конечно, после Джека Воробья и пиратов Карибского моря его можно понять, какие спецэффекты там, а какие — здесь.

Все время говорю детям, что надо быть терпимыми к другим (сама не могу), не осуждать и не обсуждать людей за их поступки слова. Мы все имеем право на личное мнение.

Но бывает, когда мои встречаются с откровенным хамством по отношению к себе, переживают и страдают от такого отношения (они же воспитанные, добрые) – я начинаю говорить, что вот здесь, в этом случае надо было защитить себя, дать отпор, тоже ответить чем то обидным, но ведь и так нельзя тоже… Хотя казалось бы чего проще – тебе грубят и ты в ответ.

 

Как быть, если есть школьная программа, которую ребенок должен освоить, но в то же время ты понимаешь, что масса вещей, заложенных в этой программе, ему никогда в жизни не понадобятся? Это же не педагогично говорить, что если у тебя что-то не усваивается или ты вообще не понимаешь предмет, то и не надо убиваться по этому поводу, найдешь себя в чем-то другом. Но ведь это произносить вслух нельзя. Школу ведь надо закончить, ЕГЭ надо сдать прилично, если планируешь учиться дальше, а кто его знает, что он там планирует, этот ребенок?

И вот сидим мы родители или чаще стоим над несчастным, и он уже бьется в конвульсиях, но ведь надо решить задачу, выучить язык, подготовить реферат и много еще всякого разного.

И терпение, конечно, на исходе, и на часах почти полночь, и выливаешь на ребенка все что накопилось, а в результате что?

Да ничего.

Очередная затаенная обида у ребенка, недовольство собой, что не сдержалась, самокопание , обещания самой себе быть сдержаннее, но …

Наступает новый день и все начинается сначала.

К чему я это все?

Да просто понимаю, что вся моя теперешняя несдержанность постепенно выстраивает барьер между нами, потому что видит ребенок, что родителю нужны от него результаты в учебе, в танцах, в языках, еще черт его знает в чем, кроме него самого – ребенка.  Просто поговорить по душам — про девочек, про мальчиков, про Майнкрафт и динозавров.

А мне некогда, вдруг опоздаем что-то выучить?

Может надо все-таки дать им свободу прямо сейчас? Ведь ответственность должна быть своя у каждого. Не сделал уроки, не собрал портфель – получил соответствующую оценку, зато в следующий раз подумает сам и соберется, может и не сразу, но со временем научится.

Попросят помощи – помочь, а не зовут, значит, могут сами и молодцы. Ну и пусть это будет не пятерка, а четверка или тройка, зато своя.

Ведь в чем смысл учебы? В том, чтобы самому усвоить знания, узнать что-то новое, пусть на ошибках, но на своих ошибках.

И всем ведь будет спокойнее. Дети живут своей жизнью, и это их жизнь, в которую мы постоянно вмешиваемся из наших «лучших» побуждений, заведомо лишая их самостоятельности, приучая во всем советоваться с нами, а потом сами же и обвиняем их во всех тяжких.

Надо перестать бояться чего-то не успеть. А то торопимся всю жизнь куда-то, а куда?

Наталья Пенние

comments powered by HyperComments