Яша очень любит лечиться. К моей радости, такое счастье выпадает Яше редко: только если полтора часа погулять с целой группой детского сада (здравствуй, инфекционный мононуклеоз!) или если я вслух скажу, что завтра прививка.

В общем, у нас сегодня прививка.

Должна была быть. И, пока Яшина бабушка покупает билеты на ночной поезд, чтобы спасти ребёнка, которого эти родители за 2 дня без её догляду заболели, я Вам расскажу, почему Яша обожает лечиться.

Во-первых, лечиться — это ингаляция. Строго говоря, ингаляция у нас бывает и без болезни, только не говорите Комаровскому. Но Яша любит вот это подышать с такой силой, что однажды мы неделю просто так ингалировались физраствором, и только потом подлеченный симулянт был согласен лечь в койку.

Необремененный детьми читатель в лёгком недоумении: ну любит ребёнок ингаляцию, зачем столькабукав?

А обремененный не верит ни единому слову. Он знает простую формулу раствора для ингаляции при больном горле:

1 мл физраствора

+ 1 мл Мирамистина

+ 15 минут душераздирающих воплей.

Вуаля, Вы отбили стоимость небулайзера ещё на чуть-чуть, в эту болезнь можно больше ребёнка не мучить. И соседей заодно.

Сразу скажу — я начинала с этого же. А потом я выдала мужу весь Inhalation kit, включая орущего во все чуть-чуть красноватое горло юношу, и сказала, что мне все равно как, но 4 раза в день. И ушла на кухню обливать плохоматеринской кровью плохоматеринское сердце, заедая это килограммом фисташкового мороженого. И вот на третьей ложке я услышала ржач. На пятой — лёгкое жужжание прибора на фоне тишины. Ну я, конечно, сразу подумала про кляп и записанный на диктофон старый Яшин смех. Какой все-таки находчивый у меня муж, не зря выбирала. Интересно только, из чего он кляп-то сделал? Там же нет ничего чистого! И, так как я все-таки не совсем ехидна, пошла к ним с чистым полотенцем.

Прихожу. Сидят вдвоём на фитболе, прыгают, Яша сам держит маску. Периодически даёт ее папе. Потом обратно отбирает. А то слишком здоровый папа — это о ком в старости заботиться? На следующий день Яша сам включал ингалятор. 

Если я забываю убрать (первое слово лишнее), я застаю Яшу за попытками налить физраствор в маску. И поскорее опять почувствовать этот манящий никакой запах. Иногда я думаю про наркоманию от физраствора, но это же лучше кокса и мороженого, а?

Во-вторых, лечиться — это гастрономический разврат. Мешок сушек, варенье ложками (заряженное толчеными таблетками, но кто их считает), чай с ромашкой (только не говорите Яше, что это не раритетное лакомство, ок?).

В-третьих, лечиться — это мазать. Перед утренней пробежкой Яшин дедушка мажет колени специальной мазью. Яша с 7 утра дежурит у дедушкиной двери с немым вопросом: «А мазать-то будем? Ты вообще зачем встал?!». Ну не немым, конечно, вполне громким, но не таким членораздельным. Мажет Яша дедушке колени сам, такая у нас дома завелась пухлая Гелла-мальчик (но одежды примерно столько же).

Кроме того, Яша знает, что дедушка не дурак, раз мажет – значит это крутая тема. Поэтому и себе втирает в колени все — дедушкин крем с экстрактом рыжика, бепантен, суп. Нужна будет масочка прямо под Вас — обращайтесь, #докторЯша подберёт. Кому огуречную, кому кефирную с толченым фарфором.

Ну и, если надо намазать его какой-нибудь более полезной дрянью, без силы рыжика, нос звёздочкой, например, или боевое ранение левомеколем, то мы начинаем с коленей. А там хорошо заходит сказка про то, как щека мечтала стать коленкой. И тут оп, мечта сбылась, офигеть, а? Кроме того, под маской «давай сделаем, как дедушка» прокатывает много чего. Пока не уговорили дедушку ставить свечки в попу, но мы работаем над этим.

В-четвёртых, лечиться — это возможность проявить свои таланты. Когда первый (и пока тьфу-тьфу последний) раз у Яши болели уши, врач посоветовала мне капать ему капли во сне — иначе не дастся. Ну я что, я капнула. И потом час скакала по комнате с 14-килограммовой сиреной. Так Яша пытался напомнить необразованной матери, что «нельзя никого будить».

Но капать-то надо! Короче, в следующий раз я дала ему пипетку. И он сам закапал. И уши мы лечили, понятное дело, дней на 5 дольше, чем было предписано. И я говорю «мы» не потому что яжемать, а потому что мне тоже капали. И папе. И бабушке. И дедушке. И кошке. Ординатура у человека, а мы же все-таки семья. Яшенька, пожалуйста, не становись патологоанатомом, этого мы не переживём. В прямом смысле.

Ася Явиц

comments powered by HyperComments