Может быть, я неправильный родитель.

Наверное, из меня получилась не сама нежная мама. Знаете, с такой сердечной недостаточностью.

Возможно, всем остальным в кайф вот эти сто пятьдесят девять обниманий. И это только утром, до моего ухода на работу.

Вечером, обезумевший от вынужденного сидения дома Матвей, проявляет свою любовь всеми доступными способами. Лезет обниматься и висит на мне, как обезьяна на ветке. Упитанная, заметьте, обезьяна. 

Слюняво целуется, изображая присоску.

Валяется на полу, пока я мою посуду, и увлеченно жуёт мою штанину.

Того, кто посоветует мне уделить ребёнку побольше времени, я сразу же забаню. А потом найду в реале и кину в него что-нибудь тяжёлое. Потому что больше мне уже некуда: мы перечитали все книжки в доме, изрисовали упаковку фломастеров, испекли пару сайтов с рецептами пирогов, переиграли во все виды ходилок-шашек-шахмат, отработали все сюжетно-ролевые игры в машинки — от пожарной станции до полётов в космос, собрали все пазлы. Причём не только свои, но и соседские.

Я уже искрю от напряжения, я готова биться током.

Хочу побыть одна.

Хочу не отвечать на вопросы, не рассказывать истории, не придумывает сказки, не петь песни.

Хочу, чтобы меня не трогали за лицо, за руки, за ноги, за волосы. У меня тактильное отторжение. Даже на прикосновение дивана к своей пятой точке я уже реагирую дёрганьем глаза.

А Матвей жуёт мою штанину…

У вас ведь также, да? Вы правда выносите это спокойно? Или только притворяетесь?

Леля Тарасевич

comments powered by HyperComments