Когда я была беременная, я знала — сейчас рай. Да, пускай задыхаюсь ночами и с трудом передвигаюсь, пускай. А вот когда рожу — тогда пойму!

И реально — поняла. Поняла, что вся прежняя жизнь безвозвратно утрачена. А впереди только страх, ужас и боль.

Сначала колики. Бесконечный детский крик и мысль «Господи, они умирают!». Газоотводные трубки, эспумизан, депривация сна, бла-бла-бла. Казалось — это конец. Но тогда мне сказали: «Ты чо-о-о-о, милая! Это ещё цветочки! Дальше будут зубы. Вот тогда-то ты и взвоешь!»

И я послушна взвыла. Гель для десен, нурофен, беруши, успокоительное для себя. Депривация сна, бла-бла-бла. Казалось — это конец. И тогда мне сказали «Ты чо-о-о-о, милая! Это ещё цветочки, дальше они пойдут и вот тогда-то ты взвоешь!»

И я вою, вою как миленькая. Квартира, разносимая по винтику. Адские прогулки в напряженном внимании. Вечные попытки поймать колобка раньше, чем он себя угробит. Казалось — это конец. И тогда мне сказали «Ты ч-о-о-о-о, милая! Это ещё цветочки! Они заговорят и ты проклянёшь всё на свете, мечтая о тишине! Ты с тоской будешь вспоминать то время, когда они просто орали!»

Впереди кризис 3/7/11/13/15/18 лет, а между ними — рутина и тяжкий труд. Вот может быть лет через двадцать, аккурат к пенсии полегчает? Но одна пожилая женщина на днях мне сказала «Что вы, милая моя! Моим троим сейчас уже под сорок. Так всё, что было раньше — рай! А сейчас я вовсе перестала спать.» Отняла последнюю надежду на то, что станет легче хотя бы к шестидесяти. Казалось — это конец. Оказалось — не казалось.

И тут я подумала: «А не слишком ли я до фига вою? Аж голос уже садится». Жизнь проходит, в надеждах, что вот-вот полегчает. Поэтому спасибо! Спасибо всем тем, кто ежедневно напоминает — завтрашний день станет бить ключом ещё шибче, и всё больше по голове. Поневоле начнёшь наслаждаться моментом. Когда точно знаешь, что лучше не становится, приходится жить прямо сейчас.

Анастасия Аксянова

comments powered by HyperComments